Russian English French German Italian Spanish
Устойчивости агрессивности
Прочие
Устойчивости агрессивности

Устойчивости агрессивности: возрастной аспект

 

 

Агрессивность, как и другие комплексы характера, возникает в младенчестве, формируется и уже в подростковом возрасте приобретает устойчивый характер. Имея наследственные предпосылки, она не может совсем отсутствовать у кого-либо, тем более что даже в самых благоприятных условиях потребность в агрессивных ответах время от времени возникает у каждого.

 

В психологии проведены продольные исследования развития интеллектуальных способностей, умственной одаренности. Известны, в частности, исследования Л. Терстоуна и его коллег, сумевших доказать, что уровень высокой одаренности, обнаруженный у детей, сохраняется и в последующие годы, в период зрелости.

Проведены ли сходные исследования агрессивности? Проблема, которая здесь нас интересует, следующая: в какой мере вспыльчивость и враждебная, эмоциональная агрессивность устойчивы во времени? Иначе говоря, если ребенок в восьмилетием возрасте отличается вспыльчивой агрессивностью, то будет ли он таким же в последующие годы, в том числе и в зрелом возрасте? Очевидно, что на такой вопрос можно получить ответ только с помощью лонгитюдных исследований достаточного числа людей. Свидетельствует ли агрессивность в юном возрасте о том, что, став взрослым, человек сохранит это свое качество?

Устойчивости агрессивности1

 

Предваряя рассмотрение конкретных исследований, можно сказать, что часть маленьких драчунов и задир с течением времени исправляются, становятся миролюбивыми, но другая часть сохраняет свой агрессивный и антисоциальный характер. В целом если мы определяем агрессивность как комплекс характера личности, то можно предположить, что после формирования в школьном возрасте данный комплекс не исчезает полностью, а иногда даже усиливается. Но посмотрим, что показывают эмпирические исследования.

 

Исследование сохранения агрессивности с возрастом

Эмпирические

Одно лонгитюдное исследование агрессивности проведено исследования в США, в штате Калифорния. Исследовались родившиеся в 1928 году в г. Борили 200 детей. С большей частью этих людей психологам удалось сохранить контакт вплоть до середины 1950-х годов, то есть в течение 30 лет. Главные выводы исследователей:

  • вспыльчивые индивиды сохранили эту свою черту, а сдержанные индивиды – свою;

  • эти их черты оказывали очень серьезное влияние на весь их жизненный путь, в том числе на выбор профессии, создание семьи и т. п.;

  • на сохранение упомянутых черт оказывают влияние реакции окружающих людей, которые поддерживают в них эти черты;

  • определенному числу индивидов из данной выборки все же удалось преодолеть свои первоначальные тенденции. Так, определенное число вспыльчивых индивидов научились сдерживать свои чувства или находили приемлемые способы разрядки своих эмоций. Как это им удалось – чрезвычайно интересно и пока не совсем ясно.

 

Исследование Д. Ольвеуса.

Этот психолог произвел обзор исследований возрастного развития агрессивности, проведенных в США, Англии и Швеции. Они касались агрессивности индивидов мужского пола в возрасте от 2 до 18 лет, а затем – от 6 месяцев до 21 года. Использовались методы прямого наблюдения, метод рейтинга, свидетельства сверстников и т. п. В каждом индивидуальном случае исследователи выяснили взаимосвязи между первоначальными и последующими данными. Они пытались выяснить, сохранили ли индивиды свою первоначальную агрессивность. Д. Ольвеус обнаружил сильно выраженное соответствие между первоначальными и последующими измерениями, однако величина этого соответствия снижалась по мере того, как возрастал временной интервал. «Когда измерение проводилось через год после первого, то среднее соответствие было свыше 0,7, а затем равномерно снижалось; когда промежуток между двумя измерениями составлял 21 год, показатель соответствия падал до значения 0,...».

Итак, злобность и агрессивность мальчиков сохранились, несмотря на контроль общества и изменения ситуаций. Эти юноши действовали агрессивно не только в сходных, но и в различных ситуациях. Есть люди, которые меняются и становятся более миролюбивыми, но есть и такие, которые сохраняют свою агрессивность подросткового и юношеского возраста.

Дальнейшие исследования других психологов также доказали значительную устойчивость агрессивности в течение жизни.

Но почему одни индивиды с возрастом меняются, становясь менее агрессивными, а другие или сохраняют свою агрессивность, или даже становятся более агрессивными? Это один из главных вопросов возрастного аспекта проблемы агрессивности, но он до сих пор, насколько известно, не исследовался достаточно серьезно.

Устойчивости агрессивности2

 

Реализация агрессивности в уголовных преступлениях

Исследования показали, что люди, уже в дошкольном возрасте показавшие себя агрессивными, чаще совершали в дальнейшем уголовные преступления, чем неагрессивные индивиды.

Так, Д. Вест и его коллеги исследовали в Лондоне 400 мальчиков и подростков с возрастным интервалом 8-32 года. Из них 25 % были охарактеризованы как очень агрессивные. Оказалось, что к 21 году каждый из них совершил хотя бы одно опасное преступление, тогда как из неагрессивных индивидов преступления совершили лишь около 4 %. Следует учесть, что из юных нарушителей закона только малая часть привлекается к ответственности. Поэтому можно предположить, что совершивших преступления агрессивных подростков и юношей было значительно больше.

 

Предсказание дальнейшей судьбы агрессивности

Очень важно посмотреть, сохраняется ли агрессивность личности, обнаруженная в детстве, и в последующем и можно ли предвидеть, каким взрослым человеком станет агрессивный в детские годы индивид.

Исследование показало, что из 9-летних детей, охарактеризованных в качестве агрессивных, примерно 40 % спустя девять лет становятся еще более агрессивными, а в 21 год – уголовными преступниками.

Но и часть мальчиков, в 9-летнем возрасте охарактеризованных в качестве неагрессивных, в 17-летнем возрасте переходят в группу агрессивных. Однако в юношеском и зрелом возрасте наиболее агрессивными оставались те индивиды, которые в раннем детстве были охарактеризованы как очень агрессивные. Они не изменились. Именно о них сказано: «Горбатого только могила исправит».

Привычность агрессии и проблема внутренних ингибиторов

Люди, в детстве подвергавшиеся насилию и наблюдавшие семейные сцены конфликтов и насилия, со значительной вероятностью сами становятся агрессивными взрослыми. При этом показана важность подсознательного сохранения «агрессивного опыта» и его воспроизведения в новых условиях.

Однако остается неясным вопрос: почему у этих людей не вырабатывались внутренние тормозные механизмы, препятствующие агрессивному поведению?

Л. Берковиц объясняет это индифферентностью как следствием систематического наблюдения сцен насилия. Эти люди не представляют себе, что недопустимо нападать на других людей для достижения своих целей. Иначе говоря, таким людям межличностная агрессия представляется вполне естественной и допустимой; у них не формируется группа запрещающих агрессивные действия социальных норм, у этих людей слабо развита совесть.

Таким образом, у подобных индивидов в онтогенезе не формируются внутренние ингибиторы агрессии. Но, кроме того, эти люди копируют поведение своих родителей; считают агрессию эффективным средством решения своих проблем, то есть имеют преобладающую агрессивную стратегию адаптации.

Устойчивости агрессивности3

 

Сублимация агрессии

Дети, и взрослые нередко приобретают общую озлобленность, которую называют также свободно плавающим гневом. В связи с этим возникает практическая задача уменьшения интенсивности такой агрессивности. Как поступить, если наш ребенок или ученик агрессивен, бьет и оскорбляет других детей, нарушает порядок, не дает нам нормально работать и т. п.? Такой вопрос очень часто возникает перед родителями и педагогами.

Нет универсального и всегда безотказно действующего единого метода предотвращения, а тем более – устранения детской агрессивности. Более того, поскольку агрессия является естественной реакцией на фрустрацию и другие неприятности, то лучше подумать не о ее устранении, а о таком ее преобразовании, в результате которого она из разрушительной превратилась бы в созидательную силу. Когда такой процесс трансформации осуществляется успешно, можно сказать, что агрессия ребенка была сублимирована. Она превратилась в нечто более возвышенное.

Самыми эффективными формами или способами сублимации детской агрессии являются:

  • спортивные занятия и соревнования;

  • ролевые игры, во время которых агрессия, сублимируясь, способствует социально-психологическому созреванию личности; играя в разнообразные игры, ребенок приобретает готовность плодотворного участия в социальной жизни взрослых людей;

  • творческий труд как эффективный способ сублимации агрессии.

Ребенок и взрослый стремятся наказывать своих обидчиков, отомстить не путем прямого нападения на них, а косвенно – через достижения высоких, трудно достижимых целей.

Здесь можно предложить следующую гипотезу: одним из механизмов формирования мотива достижения является сублимация агрессии. Стоит полагать, что расширение и обоснование этой идеи может привести к новым результатам в теории мотивации. Художественная литература полна такими сюжетами, когда молодой герой, получив отказ от своей возлюбленной, сублимирует свою агрессию, и сексуальное влечение, и любовь вообще и добивается успехов в какой-либо сфере деятельности. В частности, есть такой замечательный рассказ у армянского писателя Нар-Доса под заглавием «Я и она». Но психолога интересуют не столько внешние результаты этого процесса, сколько сами механизмы превращения агрессивности в мотив достижения. Какие внутрипсихические преобразования происходят при этом у личности? Это совершенно другой вопрос для рассмотрения. Здесь нужно отметить, что, сублимация агрессивности – лишь один из возможных путей появления у человека мотива достижения. Такие мотивы могут формироваться также несублимационными путями.

Психическую энергию, связанную с агрессией, можно превратить в целенаправленную и энергичную деятельность.

Устойчивости агрессивности4

 

Один из психологов описывает поведение 12-летнего очень агрессивного мальчика, который после некоторой работы с ним приобрел самоуважение, воспринимая себя в качестве ценной личности. В результате этих преобразований он стал трудолюбивым, энергичным и сконцентрированным на определенной цели мальчиком, стал приобретать полезные навыки и стремление заниматься интересными формами деятельности.

Г. Эберлайн показала, что страхи и агрессивность детей чаще всего являются реакциями на социально-психологические конфликты, на такие проблемные ситуации, для разрешения которых у ребенка нет эффективных средств.

Агрессивные игры не являются средствами сублимации. Повседневные наблюдения показывают, что дети нередко разряжают свою агрессивность путем организации с другими детьми таких игр, во время которых занимают доминирующее положение, подавляют других, подчиняют их своей воле, короче говоря, устанавливают над ними свою власть. Есть дети, которые во время таких игр проявляют насильственные тенденции и жестокость, достигающие уровня садизма. В качестве своих жертв они выбирают физически более слабых и несмелых детей и наслаждаются, совершая по отношению к ним насильственные действия. Одновременно они угрожают и требуют никому об этом не говорить, иначе будут наказаны еще сильнее. «Если скажешь – убью!» – вот один из часто применяемых угроз таких «деспотов».

Бывают случаи, когда несколько агрессивных детей объединяются в группу и нападают на другого ребенка, избивают его и наслаждаются своим садизмом. В одной из школ Еревана, в шестом классе, однажды случилось следующее: мальчик, которого описанным способом преследовала и терроризировала группа сверстников, в течение двух недель не ходил в школу. Каждый день он выходил из дома, обманывая родителей, будто идет в школу, но бродил по улицам. Удивительно, что только спустя две недели учителя стали интересоваться, почему мальчик не ходит на их уроки. В эти дни он бродил по улицам, каждый день в 14:00 возвращаясь домой. Он был в страхе перед насильниками и вынужденно лгал старшим. Ясно, что все эти переживания не могут не оставлять вредных следов в психике подростка.

Агрессивные игры, насилие вообще не сублимируют агрессивность детей. Наоборот, если они получают положительное подкрепление, в структуре личности детей агрессивность закрепляется как устойчивая, иногда – как ведущая черта характера. В жизни таких детей агрессивное поведение становится средством достижения своих целей, основной жизненной стратегией. Такой ребенок во время игр с другими детьми уже не способен вести себя как равный среди равных. Отношения равных для него неприятны, он не любит демократических взаимоотношений.

Воспитание, способствующее формированию самосознания, индивидуальной морали и самоконтроля, подавляет агрессивность, но не только не уничтожает ее, но подчас в психологическом, внутрипсихическом смысле даже усиливает ее. Взрослый в этом отношении отличается от ребенка не ослаблением агрессивности, а главным образом приобретением способности к ее подавлению. Речь идет о подавлении, редукции прямых физических насильственных действий. Взрослый свою агрессивность направляет по другим каналам, замещает их, выражает в более мягких, цивилизованных формах. Взрослым известны разные способы выражения агрессивности, которые социально приемлемы или же менее вредны для людей. Дети в этом отношении беспомощны, поскольку еще не цивилизованны. Успешная социализация личности предполагает обучение приемлемым путям расхода агрессивности. Исследовательская и практическая работа здесь должна быть направлена на изобретение новых, продуктивных способов расхода агрессивной энергии, поскольку уже существующие способы не обеспечивают полного отвлечения этой энергии на полезные или безвредные занятия. Люди очень часто беспощадны друг к другу без достаточных оснований.

Устойчивости агрессивности5

 

Другие пути ослабления агрессивности детей

Каким образом добиваться ослабления агрессивности детей? На этот вопрос можно ответить, если вспомнить о причинах их агрессивности. Следует по возможности устранить из жизни ребенка те причины, которые вызывают его агрессию.

В первую очередь следует устранить фрустраторы, лишения ребенка, то психологическое давление и стресс, под которым он находится. Здесь огромную роль играет обстановка в семье. Когда семейные отношения гармоничны, нет серьезных конфликтов между ее членами, когда в семье царят любовь и взаимопонимание, у ребенка не возникает потребности жаловаться, бунтовать и вести себя агрессивно.

Чтобы предотвратить развитие агрессивного характера у ребенка, следует дать ему возможность питаться от груди, лучше – материнской, причем по своему желанию, без ограничения времени и без искусственного прерывания. Это обстоятельство специально подчеркивают психоаналитики. Они считают также желательным, чтобы функции принятия пищи и туалета тренировались по стандартам взрослых только после того, как ребенок становится способным сидеть сам и без угрозы падения и давать сигналы о своих физиологических потребностях. Следует обнаружить индивидуальные ритмы удовлетворения ребенком своих физиологических потребностей и учесть их для того, чтобы у ребенка развивать способность получения удовлетворения от своих телесных отправлений, телесного самоконтроля и приспособления к условиям жизни.

Другое требование: в течение длительного времени и непрерывно одно и то же лицо должно осуществлять материнский уход за ребенком. Это обеспечивает их физиологический и психологический симбиоз, взаимное удовлетворение потребностей и параллельное развитие как личностей.

Стоит полагать, что такая ситуация раннего детства особо полезна для развития чувств и механизмов идентификации.

Ребенок должен быть защищен от упреков, угроз и наказаний как способов подавления его сексуальности. Положительный пример родителей и правильная социализация естественным путем приведут к культурному поведению. Детей надо уважать как личность со своими правами, потребностями и чувствами. Это означает, что, требуя повиновения родительскому авторитету, всегда надо давать ребенку доступные для его ума объяснения и обоснования. Во всех случаях общения с ребенком родители должны быть честными, искренними и относиться к нему с доверием. Все это предотвращает развитие агрессивности как черты характера.

Следующий практический вывод из теории агрессии состоит в том, что следует устранить из социальной среды тех агрессивных людей, которые служат ребенку в качестве моделей для подражания. Взрослые должны быть более внимательны к собственному поведению, контролировать свои эмоции, не стать примером агрессивности. Когда социальную среду изменить невозможно, следует увести ребенка из этой среды. Причем удаление следует понять как в физическом смысле, так и психологическом. Но каким образом создать большую психологическую дистанцию между ребенком и другим индивидом, когда увести ребенка из ситуации невозможно?

Устойчивости агрессивности6

 

Для этого родители должны дать отрицательную оценку агрессивному поведению этого индивида, психологически дискредитировать его, особенно его агрессивное поведение, ослаблять психологическую идентификацию с ним ребенка, если она уже имела место. Следует учесть, что если дети лишь случайно и эпизодически подражают другому человеку, то это не опасно, это – поверхностный процесс. Но когда налицо психологическая идентификация с этим человеком, когда у ребенка имеется желание быть таким, как он, когда приведен в действие механизм интроекции, с помощью которого ребенок уже приписывает себе черты этого человека, тогда подражание может стать устойчивым. В подобных случаях без ослабления самой идентификации невозможно устранить из поведенческого репертуара ребенка подражание агрессивным действиям социальной модели.

Выше сказано, что педагогическая запущенность ребенка и потакание его желаниям, отсутствие отрицательных санкций также могут стать факторами, способствующими развитию агрессивной личности. Попустительство способствует развитию циничной, наглой личности. Наглый человек всегда агрессивно и неуважительно относится к окружающим людям. Следовательно, еще одним способом предотвращения развития агрессивной личности является усиление требовательности к ребенку, гибкое использование положительных и отрицательных санкций.

Наконец, с целью ослабления агрессивности детей можно организовать ролевые игры. Если причиной агрессивности ребенка является конфликтная ситуация в семье, тогда следует организовать такую ролевую игру, в которой участники поочередно играют роли членов семьи. Так, ребенок то выступает как он сам, то играет роль отца и т. д. Это позволяет ему с различных позиций смотреть на внутрисемейную ситуацию, глубже понять потребности и роли других членов семьи и правильно оценить их поведение. И когда ребенок благодаря такой ролевой игре начинает понимать, что требования, предъявляемые к нему отцом, законны и оправданны, он становится более внимателен к требованиям родителя, лучше и охотнее выполняет их. Он подумает и скажет, что сам поступил бы точно таким же образом, если бы был отцом. Это уже крупное продвижение в процессе социально-психологического созревания личности ребенка.

 

Толерантность к фрустрациям и детские впечатления

В повседневной жизни фрустрации неизбежны. Отсутствие толерантности к повседневным фрустраторам в значительной мере связано с глубокими фрустрациями детских лет: внезапного и раннего отлучения от материнской груди; противоречивости требований, предъявляемых к ребенку в неблагополучных семьях и т. п. В результате ранних и глубоких фрустраций порог толерантности может стать постоянно низким, а в характере начинает доминировать сверхагрессивность, то есть постоянная готовность к неадекватно интенсивным агрессивным действиям даже без наличия новых серьезных фрустраций.

Глубокие и устойчивые фрустрации детства могут создать постоянное чувство лишенности чего-то важного, ценного. Чтобы фрустрации, связанные с лишением ребенка различных детских удовольствий, не приводили к образованию нежелательных черт характера, их нужно заменить другими, социально более приемлемыми действиями, а не просто запретить. Замена уменьшает силу фрустрации, в какой-то мере компенсируя эмоциональные потери ребенка.

Устойчивости агрессивности7

 

Грубое подавление «плохих привычек» может привести даже к обратному результату – к их фиксации, усилению и более частому проявлению. Вместе с этим у ребенка может возникнуть постоянное чувство тревоги или страха в связи с тем, что ему приятен этот путь получения удовольствия, но он боится наказания. Таким образом, может возникнуть постоянный источник внутренних конфликтов. Эти идеи содержат в себе потенциал дальнейшего развертывания.



Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
наверх