Russian English French German Italian Spanish
Особенности психологии ребенка
Прочие
Особенности психологии ребенка

Особенности психологии ребенка в подростковом возрасте

 

 

С точки зрения многих исследователей подросткового периода развития, существует необходимость разделить его на два периода, первый из которых начинается в 11- 12 лет, а второй, возможно, в 16-17 лет. Одни обозначают эти периоды как подростковый возраст и юность, другие как ранний и поздний подростковый возраст. Но, как бы мы их не назвали, между ними существуют качественные различия.

 

Ранний подростковый возраст, согласно определению – время перехода, время значительного изменения практически в каждом аспекте детской жизнедеятельности. Поздний подростковый возраст представляет собой в большей степени время консолидации, когда молодой человек устанавливает согласованность новой идентичности, в которую включены более четкие цели и ролевые установки. Норма Хаан, заимствуя понятия Пиаже, говорит о том, что ранний подростковый возраст является временем ассимиляции, в то время как поздний подростковый возраст – это в основном период аккомодации.

Подросток 12-13 лет ассимилирует громадное количество нового физического, социального и интеллектуального опыта. Пока идет поглощение этой еще не усвоенной информации, подросток находится в более или менее непрерывном состоянии неустойчивости. Старые паттерны, старые схемы больше не работают с прежней эффективностью, а новыми подросток пока не овладел. Особо важную роль в этот период играют группы сверстников. В конечном счете, к 16-18 годам юноши и девушки осуществляют необходимые согласования, связывают воедино нити развития и устанавливают новую идентичность, новые паттерны социальных взаимоотношений, новые цели и роли.

Особенности психологии ребенка в подростковом возрасте1

 

Ранний подростковый возраст

В некоторых аспектах ранний подростковый возраст очень похож на период раннего детства. Известен негативизм 2-летних детей и их постоянная борьба за свою независимость. В то же время они стараются приобрести громадное количество новых умений. Подростки демонстрируют многие из тех же самых качеств, хотя и на более абстрактных уровнях. Многие их них проходят через период негативизма, начинающийся одновременно с пубертатными изменениями, особенно это проявляется во взаимоотношениях с родителями. Многие конфликты с родителями возникают на почве борьбы за независимость:

  • подростки хотят приходить и уходить, когда они желают;

  • слушать предпочитаемую ими музыку на максимальном уровне громкости;

  • носить модную одежду и прическу.

Как и в случае с негативизмом двухлетнего ребенка, легко преувеличить глубину или размах конфликта между младшими подростками и их родителями. Подавляющее большинство подростков не демонстрируют постоянных разногласий с родителями, просто несколько увеличивается частота неуступчивых действий и препирательств. Описание подросткового возраста как времени, наполненного смятением и стрессом, является во многом преувеличением, также как и фраза «ужасные двухлетки». Правда заключается в том, что оба возрастных периода характеризуются новым обостренным стремлением к независимости, что неизбежно ведет к большему количеству конфронтаций с родителями.

Период борьбы за независимость характеризуется еще одной особенностью: младшие подростки встречаются с новыми потребностями и с необходимостью овладеть целым набором новых умений. Резкое увеличение частоты депрессивных состояний и падение самооценки, которое наблюдается в начале подросткового возраста, по-видимому, связаны с этой лавиной новых требований и изменений. Многие исследователи обнаружили, что те подростки, которые претерпевают наибольшее количество одновременных изменений в начале пубертатного периода: переход в старшие классы, переезд в другой город или дом, развод родителей – в наибольшей степени демонстрируют снижение самооценки, наиболее высокий уровень проблемного поведения и самое сильное ухудшение успеваемости. Те младшие подростки, которые имеют возможность справляться с этими изменениями постепенно, демонстрируют меньше симптомов стресса.

Столкнувшись с мощными стрессогенными потребностями, 2-летний ребенок использует маму как безопасную основу для исследования мира, куда можно вернуться за поддержкой в случая переживания страха. Младшие подростки, видимо, совершают то же самое, используя в качестве безопасной основы свои семьи, откуда можно выдвигаться для изучения остального мира, в том числе мира взаимоотношений со сверстниками. Родители младших подростков должны постараться найти хрупкое равновесие между обеспечением необходимой безопасности и одновременным предоставлением независимости. От них, так же как и от родителей 2-летних малышей, требуется нахождение золотой середины между позволением исследовать и обеспечением безопасности. Как среди подростков, так и среди 2-летних детей наиболее уверенными в себе и успешными оказываются те, чьи семьи хорошо справляются с таким балансированием.

Особенности психологии ребенка в подростковом возрасте2

 

Кроме того, третьей характеристикой, в соответствии с которой теоретики уподобили младшего подростка 2-летнему ребенку, является эгоцентризм. Дэвид Элкинд несколько лет назад предположил, что эгоцентризм усиливается в подростковом возрасте. Этот новый эгоцентризм, согласно Элкинду, характеризуется двумя аспектами:

  • обладанием воображаемой аудиторией, т. е. убежденностью в том, что «непосредственно окружающие нас люди не менее озабочены нашими мыслями и поведением, чем мы сами»;

  • обладанием личностным мифом, т. е. склонностью рассматривать собственные мысли и чувства как уникальные и единственно важные.

Эгоцентризм обычно сопровождается чувством неуязвимости – чувством, которое для многих подростков неразрывно связано с привлекательностью рискованного поведения, к каким относится, например, употребление наркотиков и алкоголя, быстрая езды, секс без предохранения и т. п.

Исследование Элкинда показывает, что озабоченность мнениями других о себе особенно выражено в 13- 14 лет. Подростки данного возраста, вернувшись с вечеринки, на которой было множество незнакомых людей, будут долго размышлять о том, что о них думают эти незнакомцы. Они сильно беспокоятся, когда другие наблюдают за их работой, и отчаянно смущаются, если обнаруживают жирное пятно на своей одежде или только что появившиеся прыщи. Конечно, дети помладше или взрослые тоже могут волноваться по поводу этих вещей, но они производят впечатление людей гораздо менее расстроенных или скованных такими заботами, нежели подростки 13 или 14 лет, которые находятся в возрасте, характеризующемся наиболее сильным влиянием компании или группы сверстников.

Проведение параллели между младшим подростком и 2-летним малышом оправданно еще и потому, что тот и другой сталкиваются с задачей установления индивидуальной идентичности. Малыш должен отделить себя от симбиотических отношений с матерью или другим основным заботящимся лицом. Подросток должен не только постичь собственное отделение, но и понять, что обладает способностями и качествами личности. Физическое созревание также позволяет ему перейти на новые уровни независимого исследования. Младший подросток должен отделить себя от своей семьи и детской идентичности и начать формировать новую взрослую идентичность.

Особенности психологии ребенка в подростковом возрасте3

 

Поздний подростковый возраст

Продолжая проводить базовую аналогию, скажем, что поздний подростковый возраст больше всего похож на дошкольное детство. Период основных изменений остался в прошлом, и установилось новое равновесие. Физические сдвиги в основном к позднему подростковому возрасту форма взаимодействия между сверстниками переходит от смешанных по половой принадлежности группировок к свободным союзам пар завершились, семейная система претерпела изменения, в результате чего подросток смог стать более самостоятельным и свободным, начала формироваться новая идентичность. Данный период содержит в себе свои проблемы. Большинству молодых людей не удается сформировать четкую идентичность к этому возрасту, вследствие чего процесс ее формирования остается актуальным. Кроме того, задача установления эмоционально интимных сексуальных или досексуальных партнерских отношений является ключевой задачей позднего подросткового возраста. Тем не менее, можно согласиться с Хаан в том, что данный период представляет собой скорее время аккомодации, а не ассимиляции. По крайней мере, известно, что он сопровождается повышением уровня самооценки и понижением уровня внутрисемейных конфронтаций или конфликтов.

Физиологические изменения вполне могут играть определенную роль в овладении формальными операциями. Например, психологи имеют некоторые указания на то, что упрощение синапсов и дендритов продолжается в раннем подростковом возрасте, вследствие чего в этот период происходит окончательная реорганизация мозга. В то же время любая связь между мышлением с помощью формальных операций и пубертатными изменениями не является неизбежной, так как известно, что все подростки проходят через пубертатный период, но не все овладевают формальными операциями. Лучшей гипотезой на данный момент является предположение о том, что неврологические или гормональные изменения в подростковом возрасте могут быть необходимыми для дальнейшего продвижения в когнитивной сфере, но не представляют собой достаточного условия для такого развития.

  • Роль когнитивных изменений.

Особенности психологии ребенка в подростковом возрасте4

 

В равной степени привлекательным для многих теоретиков было предположение о том, что в подростковом возрасте главную роль играют когнитивные изменения. Осуществляемый в когнитивной сфере переход от конкретных к формальным операциям приводит к целому ряду изменений, претерпеваемых подростками:

  • изменение Я-концепции;

  • процесс формирования идентичности;

  • повышение уровня моральных суждений;

  • изменения во взаимоотношениях со сверстниками.

Например, существуют достаточные доказательства того, что переход к абстрактному восприятию себя и других тесно связан с более широкими изменениями в когнитивном функционировании. Известно, что переход от конкретного мышления к применению формальных операций служит необходимой предпосылкой для появления более продвинутых форм социального познания и моральных суждений. Наконец, способность к использованию формальных операций условие необходимое, но не достаточное для формирования четкой идентичности. Одной из характеристик мышления на уровне формальных операций является способность к умственному манипулированию идеями и ситуациями. Эти новые умения могут стать стимулом для переосмысления старых привычек, ценностей, паттернов, что составляет центральную часть процесса формирования идентичности. Некоторые исследования показывают, что те старшие школьники и студенты университета, которые находятся на стадиях достижения идентичности или моратория, гораздо чаще используют формальные операции, нежели их сверстники, находящиеся на стадиях диффузной идентичности или предрешенности.

Согласно исследованию, проведенному Роу и Марсиа, только использующие формальные операции индивидуумы достигли статуса зрелой идентичности. Однако обратное утверждение не является верным. То есть существует определенное количество людей, использующих формальные операции, но не установивших четкой идентичности. Таким образом, мышление с помощью формальных операций может дать молодому человеку возможность переосмыслить многие аспекты своей жизни, но нет гарантии, что он сделает это.

Суммируя все вышесказанное, можно сказать, что физические изменения, происходящие в пубертатный период, и потенциальные когнитивные изменения в сторону использования формальных операций, приходящиеся на это же время, являются центральными феноменами подросткового возраста, однако вопрос о связи между ними и об их влиянии на социальное поведение остается нераскрытым.

Времени недостаточно для детализации всего множества факторов, оказывающих влияние на подростка в период созревания. Многие из них уже были мной упомянуты, в том числе такие культурные вариации, как присутствие или отсутствие обрядов инициации, время начала пубертатного периода и степень личных или семейных стрессов. Но одно общее положение необходимо повторить: подростковый возраст, как и все другие периоды развития, не начинается с «чистой доски». Уникальные качества темперамента ребенка, его привычки, внутренние модели отношений, сформированные раннее, очевидно, играют важную роль в период взросления. Примеры эти всегда под рукой.

  • Лонгитюдное исследование, проведенное Аланом Шрауфом, показывает, что те вступающие в пубертатный период подростки, которые в младенчестве, по мнению экспертов, сформировали безопасную привязанность, обладали большей уверенностью в себе и были более социально компетентными во взаимоотношениях со сверстниками.

  • Делинквентности и повышенной агрессивности в подростковом возрасте в большинстве случаев предшествуют поведенческие проблемы и неадекватный семейный контроль в период раннего детства. Даже те подростки, которые первый раз демонстрируют такое антисоциальное поведение в подростковом возрасте, вступают в данный период со специфическими качествами, в число которых входят менее прочные дружеские отношения.

  • Депрессия в подростковые годы наиболее часто появляется среди тех, кто вступает в этот период с заниженной самооценкой.

Особенности психологии ребенка в подростковом возрасте5

 

Авшалом Каспи и Терри Моффитт делают более общее предположение, утверждая, что любой основной жизненный кризис или переходный период имеет эффект скорее выделения ранних особенностей личности или паттернов поведения, нежели создания новых. В этом есть нечто общее со следующим наблюдением: детская привязанность к родителю проявляется только в момент переживания ребенком стресса. Каспи и Моффитт указывают на то, что девочки, очень рано вступившие в пубертатный период, сталкиваются с большим количеством психологических проблем, нежели девочки с нормальным сроком начала пубертатных изменений. Однако более тщательный анализ показывает, что только те рано вступившие в пубертатный период девочки, которые перед началом этого процесса уже имели социальные проблемы, сталкиваются в период созревания с негативным опытом. Очень ранние пубертатные изменения не влекут за собой психологических проблем для тех девочек, которые изначально отличаются психологической стабильностью.

Можно сказать, что это положение важно для понимания всех различных трансформаций как взрослой жизни, так и подросткового возраста. Мы не только «делаем себя», исполняя роли и требования взрослой жизни, но и «подчиняемся» сформировавшимся ранее основным паттернам, которые становятся явными в стрессовых ситуациях. Это не значит, что мы вообще не меняемся или не овладеваем новым и более эффективным способам реагирования. Многие из нас делают это. Однако мы должны не забывать о том, что к подростковому возрасту и, конечно, к периоду взрослости мы уже устанавливаем наши внутренние рабочие модели и наш репертуар адаптивных действий, что задает системе направленность. Другими словами, пока существует возможность изменения, целостность системы находится под угрозой.

В этой статье противопоставляется природа и воспитание, нативизм и эмпиризм, являющиеся базовыми объяснениями паттернов развития. В каждом случае также отмечают, что подлинный ответ лежит во взаимодействии между ними.  Эслин предполагает существование одной чисто физической модели, в соответствии с которой специфическое развитие продолжается независимо от внешних сигналов, и одного паттерна развития, полностью обусловленного внешней средой, в соответствии с которым определенные области развития полностью зависят от влияния опыта. Введение этих двух «чистых» альтернатив в некотором смысле логично, но на самом деле ни одна из них не существует в реальности. Все развитие является продуктом различных форм взаимодействия между внутренними и внешними факторами.

Даже в тех областях развития, которые в наибольшей степени зависят от биологических факторов или подвержены их влиянию, нормальное развитие может происходить только в том случае, если ребенок растет в обстановке адекватной или удовлетворительной окружающей среды. Тот факт, что подавляющее большинство вариантов окружающей среды соответствуют минимальным требованиям, никоим образом не редуцирует исключительную важность влияния окружающей среды. Джон Флавелл так говорит про это: «Элементы окружающей среды не становятся менее важными в отношении специфических форм развития только потому, что они практически на 100% доступны для использования».

Соответственно даже те аспекты развития, которые с наибольшей очевидностью представляются продуктами внешней среды, основываются на физиологическом субстрате и на инстинктивных паттернах поведения. Тот факт, что все нормальные дети обладают этим субстратом и этими инстинктами, не делает их менее важными для развития.



Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
наверх