Russian English French German Italian Spanish
Константность восприятия
Прочие
Константность восприятия

Константность восприятия. Восприятие объекта ребенком

 

 

Известно, что дети с самого раннего возраста отличаются особым мастерством, устанавливая разнообразные перцептивные различия. В то же время младенец должен научиться другому, совершенно отличному виду перцептивного мастерства: способности игнорировать определенные виды перцептивной информации. В частности, ребенок должен усвоить набор правил, которые психологи называют константностью восприятия.

 

Когда вы видите какого-либо человека, удаляющегося от вас, его изображение на вашей сетчатке становится меньше. Однако вы не видите, что этот человек становится меньше. Вы воспринимаете его как имеющего те же параметры, но удаляющегося от вас. В этом случае вы демонстрируете константность размера; вы способны воспринимать размер как постоянный, несмотря на то, что изображение на сетчатке изменилось.

Константность восприятия1

 

Другой вид константности включает способность воспринимать форму объектов как постоянную, несмотря на то что вы смотрите на них под разными углами. Это называется константностью формы. Способность воспринимать цвета как постоянные, даже если изменяется освещение или на объекты падает тень, называется константностью цвета.

Взятые вместе несколько специфических видов константности составляют более широкое понятие константности объектов, которое свидетельствует о том, что предметы остаются точно такими же, даже если сенсорная информация, которую вы получаете о них, каким-либо образом изменилась. Дети начинают демонстрировать признаки константности восприятия в 3- или 4-месячном возрасте и развивают эту способность в течение первых нескольких лет жизни.

Константность формы, возможно, имеет самое прямое отношение к повседневной жизни младенца. Ему необходимо понять, что его бутылочка остается его бутылочкой даже в том случае, если она немного по-другому стоит и поэтому воспринимается как имеющая другую форму; ему необходимо понять, что его игрушки остаются теми же самыми, когда они находятся в различном положении. Кажется, что первые признаки понимания константности объектов уже представлены к 2-3-месячному возрасту. Классическое исследование было проведено Томасом Бауэром, который сначала обучал 2-месячных детей поворачивать голову, когда они видели определенный прямоугольник. Затем он предъявлял наклоненные или немного смещенные изображения того же самого прямоугольника и наблюдал, будут ли дети реагировать на эти изображения как на «точно такие же», несмотря на то что образ на сетчатке был на самом деле трапециевидной, а не прямоугольной формы. Двухмесячные дети продолжали поворачивать голову по направлению к этим наклоненным и смещенным прямоугольникам, демонстрируя наличие константности формы.

Один из любопытных моментов в отношении развития перцепции заключается в том, что в более позднем возрасте, когда дети учатся читать, они должны разучиться некоторым видам константности формы. Такие пары букв, как b к d,pnq или р и b, имеют одинаковую форму, но перевернуты вверх или вниз, вправо или влево. Поэтому для того, чтобы научиться читать, ребенок должен уделять внимание тому, что он привык игнорировать: вращению буквы в пространстве.

Конечно, обучение чтению – процесс более сложный, чем простое игнорирование константности формы. Но нам известно, что те 5-летние дети, которые испытывают трудности с различением зеркальных изображений формы, также испытывают больше трудностей в процессе обучения чтению.

Константность восприятия2

 

Концепция объекта

Усвоение различных видов константности объектов – это только часть более широкой задачи, с которой сталкивается ребенок; он должен также понять природу объектов как таковых. В первую очередь ребенок должен научиться воспринимать определенную комбинацию стимулов как «объекты» в отличие от другой комбинации стимулов. Данный процесс в настоящее время называется концепцией объектов. Например, если ребенок видит несколько кубиков на ковре, «знает» ли он, что каждый кубик является отдельным предметом? Воспринимает ли он ковер как объект? Что делает предмет предметом?

Еще более сложным аспектом в процессе возникновения у ребенка концепции объектов является понимание того, что объекты продолжают существовать, даже когда они находятся вне поля зрения. Я знаю, что мой компьютер находится в комнате, даже если я из нее вышла. Знает ли ребенок, что мама продолжает существовать, когда покидает комнату, или что его бутылочка существует, если он роняет ее через край кроватки? Понимание этого явления обычно называют постоянством объекта.

 

Восприятие объекта ребенком

Наиболее детальная и талантливая работа по восприятию младенцами объектов принадлежит Элизабет Спелке и ее коллегам. Спелке полагает, что дети рождаются с определенным знанием природы объектов. Так, например, по убеждению Спелке, они знают, что если две поверхности соединены друг с другом, то они принадлежат одному объекту; Спелке называет это принципом соединенных поверхностей. В ходе исследования она сначала вырабатывала привыкание у 3-месячных детей на серии предъявлений двух объектов; у других детей вырабатывалось привыкание к показам одного объекта. Затем детям предъявляли два объекта, скрепленных вместе, например два кубика, расположенных рядом друг с другом, так что вместе они образовывали прямоугольник. В этих случаях дети, у которых сформировалось привыкание на показ двух объектов, возобновляли интерес, и это ясно показывает, что они «видели» этот объект отличающимся. Дети, у которых было выработано привыкание к показу одного объекта, не возобновляли интерес. Спелке также показала, что дети уже в 2-3 месяца отчетливо осознают, какой вид движений объекты могут совершать, даже если они находятся вне поля зрения. Дети ожидают, что объекты будут продолжать движение по своей первоначальной траектории, и выражают удивление, если движение объекта не соответствует их ожиданиям. Похоже, что они также имеют определенное представление о том, что твердые предметы не могут проходить через другие твердые предметы.

В одном эксперименте Спелке использовала такую процедуру. Двухмесячным детям неоднократно демонстрировали серии событий, подобных тем, что указаны на части рисунка под названием «ознакомление»: мячик перекатывался слева направо и исчезал за экраном. Затем экран убирали, и ребенок мог видеть, что мячик останавливался у стены, расположенной с правой стороны. После того как ребенок пресыщался этой демонстрацией, с ним или с ней проводились испытания в двух вариантах: «согласующемся» и «несогласующемся». В «согласующемся» варианте за экраном располагалась вторая стена, последовательность перемещения мячика была такой же, как и прежде, за исключением того, что теперь, когда экран убирался, мячик можно было увидеть остановившимся у новой стены. В «несогласующемся» варианте мячик незаметно размещался с другой стороны новой стены. Когда экран убирался, то мячик оказывался в предположительно невозможном месте. Дети в этом эксперименте оставались незаинтересованными в условиях согласующегося варианта, но демонстрировали заметный интерес в несогласующихся условиях.

Спелке не считает все знания ребенка об объектах врожденными; она полагает, что некоторые принципы врожденные, а другие приобретаются в процессе опыта. Другие исследователи, такие как Рене Байларгон, считают врожденными не базовые знания, а стратегии обучения. Согласно этой точке зрения, младенцы сначала формируют базовые гипотезы о способе функционирования объектов, т. е. о том, как они двигаются, как соединяются друг с другом. Затем эти ранние базовые гипотезы довольно быстро модифицируются, опираясь на опыт взаимодействия ребенка с объектами. Например, Байларгон полагает, что 2-3-месячные младенцы уже оперируют базовой гипотезой о том, что объект упадет в отсутствии поддержки, но они не имеют представления о том, какой должна быть эта поддержка. Примерно к 5-месячному возрасту эта базовая гипотеза становится более совершенной. Нельзя сказать, кто в конце концов, Спелке или Байларгон, окажется правым в отношении степени врожденности этих форм знания. В любом случае поразительно, насколько рано дети понимают такие сложные вещи о материальном мире.

Константность восприятия3

 

Постоянство объектов

Изучение восприятия объектов является довольно новой областью исследования. Постоянство объектов, напротив, хорошо исследовано, большей частью потому, что на этом явлении ставился сильный акцент в теории развития Пиаже. Согласно его наблюдениям, неоднократно повторенным его последователями, первый признак того, что ребенок формирует представление о постоянстве объектов, появляется примерно в 2-месячном возрасте. Представьте, что вы показываете ребенку этого возраста игрушку, ставите экран напротив игрушки и убираете ее. Когда вы затем уберете экран, ребенок продемонстрирует определенные признаки удивления, как если бы он знал, что за экраном что-то должно быть. Таким образом, кажется, что ребенок имеет зачаточное представление о постоянстве объектов. В то же время младенцы этого возраста не стремятся искать игрушку, упавшую через край кроватки или исчезнувшую за одеялом или за экраном – паттерн реакции, из которой родители извлекают свою выгоду в тех случаях, когда младенец беспокоится по поводу какой-либо игрушки или объекта, который он не может достать, или когда родители хотят, чтобы младенец прекратил баловаться с каким-либо предметом. Родители могут просто убрать предмет из поля зрения малыша – с глаз долой, из сердца вон!

Примерно к 6-8-месячному возрасту картина начинает меняться. Дети начинают выглядывать через край кроватки, если игрушка упала или просыпалась еда. Уже в полгода младенцы начинают искать частично спрятанные предметы. Если вы положите любимую игрушку ребенка под материю, но так, что часть ее будет высовываться, младенец потянется за игрушкой, и это позволяет предположить, что в некотором смысле младенец «понимает», что весь объект находится там, хотя он может видеть только его часть. Однако, если вы полностью закроете игрушку материей или поставите за экран, младенец прекратит поиски и не потянется за ней, даже если он видел, как вы накрывали игрушку материей.

На возрастном промежутке примерно между 8-м и 12-м месяцами этот паттерн поведения меняется. В этом возрасте стратегия «с глаз долой, из сердца вон» перестает работать. Младенцы этого возраста будут стремиться искать игрушку, которая полностью скрыта под материей или спрятана за экраном. Таким образом, примерно к 12 месяцам большинство младенцев усваивают основное правило: объекты продолжают существовать даже тогда, когда их не видно.

Постоянство объектов интригует исследователей и теоретиков отчасти потому, что эта тема создает некий мост между изучением восприятия и изучением раннего когнитивного развития. Многих поражает возможная связь между появлением понимания постоянства объектов и ранней привязанностью младенца. Вполне логично предположить, что определенный вид постоянства объектов необходим для того, чтобы ребенок смог сформировать привязанность к конкретному человеку, например к отцу или матери. Поскольку известно, что стойкая привязанность не появляется до 5 месяцев, т. е. как раз до того времени, когда ребенок начинает демонстрировать признаки понимания постоянства объектов, связь кажется обоснованной. Для большинства из нас будет интересно и удивительно узнать, что непосредственная проверка данной гипотезы не выявила признаков существования этой каузальной связи. Все же проблема может заключаться в техниках исследования, а не в гипотезе. Как говорит Джон Флавелл: «Как ребенок может постоянно тосковать и искать какого-либо человека, если его когнитивное развитие не позволяет составить ментальную репрезентацию этого человека в его отсутствие?». Можно считать рассуждения Флавелла убедительными, но, как всегда, придется дождаться результатов будущих исследований.

Константность восприятия4

 

До сих пор речь шла почти исключительно о восприятии детьми физических объектов и их качеств. Даже описывая способности младенца различать лица, эти лица были причислены к разряду чисто физических объектов с фиксированными качествами, такими как:

  • особенности глаз;

  • линия волос и т. п.

Но, безусловно, лица людей посылают и социальные сигналы в виде различной эмоциональной экспрессии. Вариации интонации голоса и язык тела аналогичным образом обладают социальными свойствами. Они являются важной информацией для ребенка, которую он распознает и расшифровывает. Родители, учителя и другие взрослые передают большое количество информации через свою эмоциональную экспрессию. При взаимодействии со сверстниками способность читать эмоции партнера играет существенную роль в любой длительной совместной игре или тонкой адаптации, необходимой для возникновения крепкой дружбы.

 

Представление о постоянстве объектов у младенцев Замбии

Пиаже полагал, что появление понимания постоянства объектов у ребенка происходит, согласуясь с неким универсальным правилом. Одним из способов проверить это предположение может стать исследование или тестирование детей, не принадлежащих к западной культуре, в частности младенцев или детей, ранний опыт которых отличается от раннего опыта младенцев, родившихся в Соединенных Штатах или Европе. Лонгитюдинальное исследование 38 младенцев из Замбии, проведенное Сюзан Гольдберг, предоставляет одно из таких кросс-культурных сравнений.

Двухлетнее наблюдение, проведенное Гольдберг в Замбии, сделало очевидным тот факт, что типичный опыт замбийского ребенка во многих отношениях отличается от опыта большинства младенцев западных стран. Вскоре после рождения замбийский ребенок привязывается специальной перевязью к спине матери. Он проводит очень мало времени на полу или в любом другом положении, дающем возможность свободного передвижения, до тех пор, пока не сможет седеть, т. е. примерно до 6 месяцев. С этого момента ребенка обычно помещают на матрас во дворе дома. Получив такую возможность, дети могут наблюдать за любой деятельностью, происходящей вокруг дома и у соседей, но при этом они располагают весьма небольшим количеством предметов для игры. Гольдберг отметила, что замбийские матери не считают своей обязанностью обеспечить младенцев предметами для игры или каким-либо образом структурировать их игру. Более того, Гольдберг утверждает, что она редко видела детей, играющих даже с теми предметами, которые могли быть доступны во дворе.

Однако, несмотря на этот весьма ограниченный опыт взаимодействия с предметами, тесты на постоянство объектов показали, что замбийские дети в среднем оказались впереди американских в понимании природы объектов в 6-месячном возрасте. К 9-месячному и 12-месячному возрасту замбийские дети несколько отставали от нормативных данных Соединенных Штатов, но Гольдберг полагает, что это различие связано не с когнитивными недостатками, а с тем фактом, что в этом возрасте замбийские дети довольно равнодушны и пассивны по отношению к объектам, и поэтому проведение достоверного теста становится достаточно трудным. Одно из возможных объяснений заключается в том, что в замбийской культуре, по крайней мере согласно наблюдениям Гольдберг, у детей высоко ценится послушание. Дети с очень раннего возраста учатся особому послушанию в отношении различных запретов. Когда ребенок играет с объектом, который ему запрещается трогать, объект отнимают. Возможно, поэтому младенцы обучаются «не играть» с объектом, находящимся в отдалении. Таким образом, ребенок не пытается двигаться по направлению к игрушке во время теста на постоянство объектов. Это не обязательно означает, что ребенок не достиг последних стадий понимания постоянства объектов; это также может означать, что традиционный способ измерения в подобных случаях нуждается в модификации.

Константность восприятия5

 

Итак, наблюдения Гольдберг иллюстрируют как прочность некоторых основных паттернов развития, так и влияние культуры на способы проявления этих паттернов у детей. Дети в Замбии, по-видимому, очень рано формируют представление о постоянстве объектов, несмотря на то, что они располагают небольшой возможностью манипулировать с объектами. В то же время их реакция на объекты находится под влиянием воспитания и опыта.



Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
наверх