Russian English French German Italian Spanish
Жертва агрессии
Прочие
Жертва агрессии

Жертва агрессии. Месть: индивидуальная, групповая

 

 

Месть – распространенная разновидность агрессии. Здесь представлена не законченная теория мести, а психологические очерки, которые могли бы стать первым шагом в направлении создания целостного представления о психологии жертвы, ее мести и мстительности как комплексе характера и установки личности.

 

О природе мести

Месть за обиду, оскорбление, лишение каких-либо ценностей, за агрессию – одно из древнейших явлений в жизни человечества. О ней есть сведения в культуре и истории всех народов, а у некоторых из них, особенно в странах Азии и Африки, она сохраняет свое значение до сих пор, и не просто как обычное явление межличностных и межгрупповых отношений, но и как социальный институт. Кровная месть как особая разновидность этого явления – большой и сложный предмет для психологического исследования в рамках психологии человеческой агрессивности и этнопсихологии. Она непосредственно связана с психическим складом народа, его менталитетом, с его самосознанием и традициями.

Природу мести народная мудрость выразила кратко и емко: «Око за око, зуб за зуб». Смысл этого девиза заключается в том, что, если враг выколол у тебя или у твоего близкого человека глаз, ты должен отвечать ему тем же. На агрессию отвечают агрессией, на нападение – нападением, на наступление – контрнаступлением. Это древняя традиция многих народов. Психологам, в том числе специалистам по этнопсихологии, предстоит исследовать разновидности мести, ее мотивацию, способы и механизмы отмщения, то, с какими психическими явлениями она связана, к каким последствиям она приводит в жизни и психике индивидов и социальных групп. Данные проблемы до сих пор исследованы весьма слабо. Ниже стоит обсудить некоторые из них и высказать ряд идей, которые помогут расширить наши представления об этой разновидности агрессивного поведения человека.

Жертва агрессии. Месть1

 

Вместе с тем следует иметь в виду, что существует такая черта характера человека, как мстительность, то есть устойчивая тенденция личности не прощать обиду и лишения и обязательно, рано или поздно, отвечать равносильными или более разрушительными вредными действиями. Мстительность может быть также выраженной чертой этнического характера. Когда мы говорим о большей или меньшей агрессивности разных народов, должны иметь в виду, что эта черта характера очень часто выражается как большая или меньшая по интенсивности склонность мстить своим врагам.

Злопамятство – когнитивно-психологическая основа отсроченной мести. Это качество имеет сильные индивидуальные вариации, как у отдельных людей, так и у родов, этнических групп и наций. У злопамятных людей восприятия и другие познавательные процессы принимают избирательный характер. Злопамятство по отношению к определенным людям и группам – разновидность отрицательной социальной установки. Такой подход позволит применить в этой области достижения целого ряда областей социальной психологии.

Мстительная агрессия как ответ, например, на агрессию другого человека может сочетаться с гневом, но может выступить и без такого эмоционального сопровождения. Однако в любом случае месть зависит от того мотива, который приписан человеку, причинившему индивиду какой-либо вред. Иначе говоря, месть, ее психологические и поведенческие параметры зависят от вида и природы атрибуций индивида. Такой подход позволит использовать в этой области психологии агрессивности еще одну теорию социальной психологии – теорию атрибуции.

Наказание человека за ненамеренно причиненный вред не считается приемлемым с морально-психологической точки зрения. Можно возмущаться, но не перейти к агрессивным действиям. Но если индивид думает, что другой нарочито нанес ему вред, тогда возникший гнев вызывает в сознании мысли о необходимости наказания, а отсюда – и к действиям.

Можно, следовательно, сказать, что гнев является одним из условий возникновения агрессивных действий, но для этого, кроме гнева, нужны также хотя бы минимальные когнитивные процессы, а именно:

  • образ врага;

  • атрибуция причин поведения;

  • осознание необходимости наказания;

  • предвидение возможных последствий таких действий и т. п.

Жертва агрессии. Месть2

 

Индивидуальная месть и месть групповая

Месть как ответная агрессия на индивидуальном и групповом уровнях имеет некоторые различия. Эти различия пока что плохо исследованы. Но одно исследование, проведенное группой израильских психологов, представляет несомненный интерес.

В социальной психологии широко известен феномен групповой поляризации.

Его сущность в следующем: когда группа обсуждает какую-либо проблему, вокруг которой у участников – разные взгляды, то в итоге обсуждения чаще всего наблюдается еще большее укрепление участников в первоначальных своих установках. Вследствие этого противоположные установки и мнения становятся еще более разными, происходит их поляризация.

Израильские социальные психологи Йорам Джаффе и Йоэль Джайтон провели ряд экспериментов, в одном из которых применили методику Басса – нанесения электрических ударов «учителем» «ученику» – сообщнику экспериментатора. Испытуемых приводили в гневливое состояние, за что они мстили человеку, который, по их мнению, был причиной их фрустрации. Оказалось, что назначенные для его наказания разряды электрического тока были более интенсивными тогда, когда мстители составляли группу. Индивидуальные же мстители назначали более слабые электрические удары. Это является доказательством того, что в группе имеет место некоторая поляризация агрессивности. В других экспериментах удалось показать, что если в ходе исследования индивиды постепенно увеличивают силу разряда, то группа резко усиливает эту тенденцию у своих членов.

Это очень интересное явление. Можно начать его исследование с анализа исторических примеров – начиная с предательства по отношению к Христу и его распятия со стороны его соплеменников и завершая современными событиями.

Итак, в распоряжении исследователей есть очень интересный экспериментальный факт о существовании различия индивидуальной мести от групповой хотя бы по интенсивности. Но если учесть данные психологии толп, то нетрудно видеть, что явление усиления мстительной агрессивности в группах – закономерность психической жизни людей.

 

О мотивации отмщения

С первого взгляда проблема мотивации мстительных действий очевидна: справедливость требует отвечать на зло злом, «отплатить», наказать с целью предотвращения новых агрессивных действий со стороны злоумышленника.

Жертва агрессии. Месть3

 

Однако здесь не все так просто, как может показаться с первого взгляда. Только что было отмечено, что при обсуждении проблемы мотивов отмщения сразу же возникает вопрос о норме справедливости: мстят ради справедливости. Люди, как можно предположить, имеют естественное, не всегда осознаваемое и само собой разумеющееся чувство и представление о справедливости, о справедливых межличностных и межгрупповых отношениях.

Во всяком случае, можно предположить, что такая норма существует, хотя люди очень часто и сознательно утверждают, что в жизни «нет справедливости». Но когда говорят о мотивах отмщения, поднимается также вопрос о равноценном ответе на насилие, то есть поведение мстителя регулируется также нормой равенства. Конечно, необходимо еще исследовать, каким образом традиция, норма справедливости и норма равенства сочетаются при подготовке и оценке собственного поведения и поведения врагов. В этих процессах значительную роль должны играть группоцентризм, этноцентризм, авто- и гетеростереотипы и другие факторы. Все это подлежит еще исследованию в связи с проблемой мести как разновидности агрессивности человека и социальных групп.

Из мотивов мести исследователи часто выделяют, причем уже на основе экспериментальных исследований, по крайней мере, два мотива:

  • мотив самозащиты;

  • мотив не уронить свое достоинство.

Вкратце рассмотрим эти два мотива.

Когда кто-либо причиняет нам вред, мы склонны отвечать тем же, самозащиты чтобы предотвратить в будущем нанесение нам нового вреда. Если наша ответная мстительная агрессия действительно предотвращает повторные агрессивные действия противника, тогда мы вознаграждены. Бывает и по-другому: если мы лишь предполагаем, что другой имеет намерение совершить по отношению к нам вредоносные действия и мы своими агрессивными действиями предотвращаем его агрессию, то мы опять вознаграждены: мы ведь умело защищались. Правда, в этом случае противнику чаще всего приписываются агрессивные намерения, каких у него могло и не быть. Но для понимания психологических аспектов мести важно то, что человек мстит с целью самозащиты. Месть – это защитная агрессия. Как только люди, интерпретируя внешний вид и поведение человека, его мимику и экспрессию вообще, заключают, что тот имеет агрессивные намерения, оказываются в психологической готовности отвечать агрессивно, так, как будто нападение действительно имело место.

Это превентивная защитная агрессия.

В реальной жизни встречается немало случаев, когда человек превентивно совершает агрессию и причиняет вред другому, а когда спрашивают его, для чего он поступил таким образом, отвечает: «Он хотел убить меня, вот я и решил опередить его...» Такие рационализации в оправдание своего агрессивного поведения человек основывает на каузальных и других атрибуциях, в результате чего эти механизмы сочетаются и могут образовать устойчивый защитно-адаптивный комплекс. Правда, очень часто индивид А начинает свои агрессивные действия против Б, поскольку Б совершает явно провокационные действия, например в виде словесных агрессивных выпадов. Но в таких случаях ответная мстительная агрессия со стороны А не является превентивной самозащитой в чистом виде. В нем может быть элемент предотвращения будущей более интенсивной агрессии Б. В таких случаях логика индивида А такова: «Сейчас я дам ему решительный отпор, чтобы он (Б) не сумел перейти к более опасным действиям». Реакция А оказывается непропорционально сильной, если учесть уровень интенсивности агрессии Б, но, предвидев будущую более интенсивную агрессию противника, А предотвращает ее с помощью с первого взгляда неадекватно сильной агрессивной реакции. Однако надо иметь в виду, что словесная агрессия Б по своему значению может быть более вредной, чем грубое физическое нападение.

Жертва агрессии. Месть4

 

Месть как способ защиты своего достоинства

Действительно, мотив защиты своего достоинства может играть существенную роль в организации отмщения, и это доказывается тем, что, когда индивид А подвергается оскорблению со стороны другого индивида или получает от него физический удар в присутствии других, вероятность агрессивного ответа увеличивается. Жертва агрессии, не желая уронить свое достоинство, стремится дать адекватный ответ. Только в этом случае окружающие могут уважать его. Так обстоит дело во многих современных обществах.

При дальнейшем анализе этого явления целесообразно использовать результаты исследования самосознания: известно, что в присутствии других «Я-образ» человека становится более четким, он стремится выглядеть перед другими как можно лучше, в благоприятном свете. Отсюда и вытекает более сильная мотивация самозащиты. Например, если рядом с человеком находится его молодой сын, в глазах которого он – герой, и если его оскорбляют, то отец будет мстить решительнее, чем если бы он был один на один с агрессором. Данную сторону проблемы нельзя игнорировать, поскольку ее исследование позволит раскрыть новые аспекты социального поведения человека и мотивов мести.

В целом можно согласиться с выводом, что «...желание восстановить или произвести благоприятное впечатление часто является той силой, которая подвигает отомстить в ответ на вербальные или физические выпады».

Рассматриваемый мотив не всегда приводит к одинаковым результатам, что и отмечается экспериментаторами. Иногда человек мстит только в присутствии других. Но во многих других случаях люди стремятся к возмездию в любых условиях. Следует иметь в виду, что жертва всегда предполагает, что кто-то может узнать о ее поражении. Поэтому социальный фактор постоянно играет роль в организации мстительной активности и мотивации отпора. Кроме того, у человека подспудно, а в конфликтных ситуациях осознанно действуют нормы справедливости и равенства, которые тоже мотивируют его поведение.

 

Атрибуция и отсрочка реализации мстительных действии

Итак, понятно, что, когда человека подвергают агрессии – словесной или физической – у него, как правило, возникает желание ответить тем же, то есть отомстить. Агрессия, как правило, фрустрирует человека и вызывает его ответную агрессию.

Однако ответные действия жертвы не всегда являются простыми реакциями. Они нередко опосредованы когнитивными процессами и эмоциями. Здесь стоит рассмотреть еще один аспект роли атрибуций в формировании ответных мстительных действий. Наличие таких внутренних процессов обусловлено тем, что люди не всегда дают непосредственный ответ на агрессию. Ответные действия нередко откладываются по разным мотивам. Одним из них является желание разобраться в том, исходя из чего другой подверг его агрессии, то есть каков был его мотив. Поскольку выяснение подлинных мотивов других людей – трудная задача, предположения индивида часто принимают характер каузальных атрибуций. Если человек видит у другого намерение нанести ему вред, он с большей вероятностью ответим местью. Данный вывод обоснован уже экспериментально.

Жертва агрессии. Месть5

 

Ответная агрессивная реакция сильна тогда, когда жертва считает, что агрессор мог бы воздержаться от таких действий и предвидеть их последствия, но не сделал этого. В таком случае, если даже агрессору не приписывается намерение, месть бывает интенсивной. Это явление называют «воспринимаемой возможностью избегания».

Роль атрибуций в мстительных ответах доказана в ряде экспериментов. Во время одного из них испытуемые слышали «вспышки» шума. В первом случае уровень шума был охарактеризован как обычный, поднимаемый большинством людей, а во втором – как нетипичный. Кроме того, учитывалась и вторая переменная, а именно знает ли источник шума о последствиях своих действий? Оба фактора оказали влияние на интенсивность ответной агрессивной реакции. Испытуемые мстили более умеренно, когда считали, что уровень шума типичный, то есть многие так поступают: в этом случае они отводили свои атрибуции от индивида. Смягчению ответной агрессии способствовало также и убеждение, что агрессор не осознает последствий своих действий. Убеждение о намерениях противника очень важны, поскольку, если человек уверен, что он действует намеренно, индивид сразу же понимает, что он (противник) осознает последствия своих действий и мог их предвидеть. Поэтому, индивид с большей вероятностью отомстит тому агрессору, о котором думаем, что он имел намерение причинить вред, чем тогда, когда полагает, что он не представляет себе те неприятности, которые из-за его действий переживает индивид.

Считается, что вера в преднамеренность и предвидение действий агрессора – более сильный фактор, чем реально нанесенный вред. Чтобы предотвратить отмщение, полезно заранее сообщить пострадавшему те обстоятельства, в которых действовал агрессор. Когда просят прощения, то и этим путем стремятся смягчить мстительную агрессию. Но если извинения и дополнительная информация о вынужденном характере действий агрессора поступают поздно, когда жертва уже пережила боль и страдания, извинения уже почти не смягчают силу ответной агрессивной реакции.

Эти же закономерности можно подкрепить фактами из повседневной жизни и юридической практики, что позволит подробнее исследовать отмеченные выше аспекты психологии мести.

 

Адаптивные аспекты проблемы мести

Является ли агрессивный ответ на агрессию другого человека адаптивной реакцией? Ответ на данный вопрос представляет важность по той причине, что в настоящей статье стоит цель рассмотреть все проблемы с единой точки зрения, а именно реализовывая адаптивный подход. В какой мере те или иные индивидуальные или групповые действия способствуют адаптации их субъектов к той среде, где они живут?

Чтобы получить ответ на данный вопрос именно для случая мести, нужно иметь в виду существование двух видов, или «планов», адаптации человека к определенным условиям своей жизни: внутреннего и внешнего.

Жертва агрессии. Месть6

 

Человек внутренне может быть адаптирован, а внешне – нет. Или наоборот: внешне человек хорошо приспосабливается к условиям, например, групповой жизни, но в связи со своей внешней адаптацией имеет и переживает достаточно мучительные внутренние конфликты, тенденцию к снижению самоуважения и т. п. Внешний конформизм не всегда легко дается. В идеальном случае внешняя адаптированность может сочетаться с внутренней.

Что касается вопроса о мести, идея состоит в следующем: желание отомстить исходит преимущественно из внутренних мотивов, и человек стремится совершить соответствующие действия, хотя и может предвидеть, что эти его поступки приведут к новым внешним конфликтам, к ущербу, обострению противоречий с другими группами. Из истории народов известно, что многие конфликты между разными родами и племенами продолжались в течение десятилетий и даже веков, принося все новые жертвы. Точно так же многие межэтнические конфликты, сохраняясь веками, вновь и вновь вспыхивают в виде столкновений и войн. Создание образов «вечных врагов» способствует сохранению подобного положения вещей.

Отсюда ясно, что одностороннее утверждение о неадекватности мести неверно. Отмщение приносит временную адаптированность в виде удовлетворенности, восприятия уважительного отношения соплеменников и т. п. Но она затем нарушается новыми конфликтами и ответными действиями противника.

Можно говорить о чрезмерности или превосходстве ответной враждебности и агрессивных реакций жертвы над агрессивностью нападавшего даже как о закономерности. Это возможно при некоторых условиях:

  1. если у жертвы уже была накопленная агрессивность в виде, например, свободно плавающего гнева, результата прежних фрустраций;

  2. если у жертвы имеется постоянно действующий источник агрессивности и агрессивных реакций, например постоянные лишения, неудовлетворенная интенсивная потребность;

  3. если у жертвы имеются акцентуированные черты темперамента и характера, которые могут стать постоянными источниками психической энергии и тенденций поведения. В таких случаях у жертвы появляется жажда мести, которую трудно утолить равноценными действиями.

Описанное относится к личности. Причем здесь, играет роль еще один фактор, который, как это ни удивительно, не удостоился внимания. Речь идет о следующем: нападая первым и без провокации со стороны жертвы, то есть применяя проактивную агрессию, агрессор оскорбляет достоинство жертвы. Это создает дополнительную фрустрацию к той, которую жертва переживает непосредственно от насильственных действий агрессора. Эти две фрустрации суммируются, и агрессивный ответ оказывается более мощным, чем тогда, когда бы первый компонент отсутствовал. Можно прийти также к более общему выводу о том, что проактивная агрессия – более сильный фрустратор, чем агрессия реактивная. Следует ожидать, что в большинстве случаев, если нет других сопутствующих факторов, люди должны отвечать на проактивную агрессию более интенсивной агрессией, чем на реактивную агрессию. Если удастся подтвердить данный вывод эмпирически, многие, с первого взгляда парадоксальные, случаи жизни станут более понятными.

Жертва агрессии. Месть7

 

Данные выводы вполне применимы и к некоторым сверхагрессивным этническим группам, таким, например, как южноамериканское племя ямамото и другие.

Это явление станет более понятным в результате близкого рассмотрения кровной мести, которая до сих пор еще широко распространена в мире.

Особенно интересно исследовать связь сверхагрессивности мести некоторых людей с чертами сексуальных психопатов и садистов, типичных насильников. Здесь перед исследователями широкие перспективы исследовательской работы.



Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
.
наверх