Russian Chinese (Traditional) English French German Italian Spanish
Развитие суицидологии
Прочие
Развитие суицидологии

Развитие суицидологии. Вклад В.М. Бехтерева в психологию

 

 

В 2007 г. мировая медицинская общественность широко отмечала 150-летие со дня рождения выдающегося отечественного ученого академика В.М. Бехтерева. Его фундаментальные научные исследования касались таких важных разделов медицины, как психиатрия, неврология, нейрохирургия, медицинская психология, морфология и физиология нервной системы, а также психогигиена и психопрофилактика. Исключительно многогранный ученый, В.М. Бехтерев активно занимался и общественной деятельностью, которая далеко выходила за пределы его основной специальности. Благодаря дару научного предвидения, он значительно опережал свое время. Не случайно, что академик В.М. Бехтерев пользовался огромной популярностью и уважением не только в научной среде, но и у широкой общественности в силу того, что проблема психического здоровья населения им всегда рассматривалась в тесной взаимосвязи биологической, психологической и социальной составляющей человека.

 

Важную роль сыграла деятельность В.М. Бехтерева и в процессе становления отечественной военной психиатрии. В период руководства кафедрой психиатрии Военно-медицинской академии им было опубликовано более 300 научных работ, посвященных различным аспектам данной проблемы. Особое значение имела статья В.М. Бехтерева “Война и психозы”, в которой были сделаны концептуальные выводы о генезе и клинике психических расстройств военного времени. Особое внимание уделялось и разработке практических мер, направленных на выявление, лечение и эвакуацию душевнобольных военнослужащих.

Развитие суицидологии1

 

Важно подчеркнуть, что даже отдельные статьи В.М. Бехтерева в большинстве своем затрагивали проблемы будущего психиатрии. В этой связи необходимо отметить глубину анализа формирующейся в то время проблемы самоубийств, изложенной В.М. Бехтеревым в статье “О причинах самоубийства и возможной борьбе с ним”, опубликованной в трудах I Русского съезда невропатологов и психиатров. Это единственная по сути работа, посвященная вопросам суицидологии, которая сохраняет, по экспертному мнению, свою актуальность, поражая современных исследователей даром научного предвидения автора.

В анализируемой статье В.М. Бехтерев ставил перед собой те же ключевые вопросы, которые являются актуальными и для современных суицидологов – «почему» и «зачем» человек совершает акт самоубийства. Рассуждая о ценности человеческой жизни, В.М. Бехтерев искал научное объяснение дилемме: почему человек, прилагающий серьезные усилия в борьбе за свое существование, чтобы спастись от гибели, в то же время по собственной инициативе подчас прекращает свою жизнь, которой он еще недавно так дорожил. Труднообъяснимым В.М. Бехтерев считал и тот факт, что инстинкт самосохранения, который является одним из основных инстинктов человеческой природы, в определенных условиях подавляется и, по его выражению, “на сцену выдвигается как бы роковая потребность совершенно противоположного характера – потребность беспощадного самоуничтожения, потребность истребить себя во что бы то ни стало”.

Примечательно, что эта “зловещая потребность” является ограниченной во времени, а неудачная попытка самоубийств часто вновь возвращает к действию инстинкт к жизни. Отчетливо представляя себе, насколько трудна задача по установлению причин и способов предупреждения самоубийств,

В.М. Бехтерев говорил только “о возможной борьбе” с ними.

Еще в 1914 г. В.М. Бехтеревым обращено внимание на отчетливую тенденцию к росту суицидов в разных странах, в том числе и в России. Эта тенденция сохраняется в последние десятилетия, преимущественно за счет роста самоубийств среди лиц молодого и позднего возраста. Отмечая рост суицидов в России, В.М. Бехтерев задавался вопросом о причинах, приводящих к подобной ситуации. По его мнению, к ним следует относить недостаточность коечного фонда психиатрических больниц и увеличение “общей нервности” населения.

Развитие суицидологии2

 

Повышению уровня “общей нервности” способствовали, по мнению В.М. Бехтерева, события военного и политического характера, обострившие социально-экономическую ситуацию в России, следствием чего явились:

  • повсеместный рост алкоголизма;

  • миграция;

  • безработица и т.п.

Определенную суггестивную роль в росте самоубийств в это время оказывали и отдельные литературные произведения, проповедовавшие идеи безысходности, пессимизма, антисоциальности и т.п. Ссылаясь на зарубежные исследования тех лет, было также отмечено, что “цивилизованные народы” страдают в большей степени от самоубийств, при значительном преобладании среди суицидентов лиц мужского пола. Существенным замечанием являлось и то, что темп роста населения в Европе значительно отставал от темпа увеличения числа суицидов.

Особое внимание В.М. Бехтерев уделял статистическому методу исследования суицидов, с помощью которого по сути и началось их научное изучение. Он подчеркивал, что “самоубийство есть акт, подчиняющийся такой же законности, как и все другие деяния человека”. По мнению В.М. Бехтерева, с помощью статистического метода представлялось возможным распределение общего числа суицидов:

  • по временам года;

  • по месяцам;

  • по соотношению с температурными и географическими колебаниями;

  • плотности населения;

  • степени образованности;

  • характеру религиозных верований и ряду других параметров.

В.М. Бехтерев считал, что с помощью статистики можно в известной степени определить общие причины самоубийств, в то время как изучить причины индивидуальных крайне затруднительно. Причины самоубийства многообразны и им нет простого объяснения. Многие люди страдают психическими заболеваниями, обнаруживают различные личностные расстройства, переживают кризисные ситуации, однако у них никогда не возникает мысли о самоубийстве и они не предпринимают суицидальных действий.

Проанализировав негативные изменения в обществе того времени, В.М. Бехтерев пришел к выводу, что самоубийство почти никогда не бывает результатом какой-либо одной конкретной причины, а в подавляющем большинстве случаев является результатом воздействия совокупности разного рода причин, среди которых выделить главную подчас невозможно. Являясь следствием всех предшествовавших неблагоприятных ситуаций, самоубийство совершается под действием последнего момента, своеобразного толчка, по принципу “последней капли, переполняющей чашу”.

Вышеизложенные положения, высказанные В.М. Бехтеревым в 1914 г., во многом соответствуют и современным теориям суицида, сформулированными в конце XX столетия. Согласно модели предрасположенности к стрессу, разработанной Манном и соавт., в конституциональную предрасположенность вносят свой вклад как наследственные факторы, так и “приобретенная восприимчивость”. Перенесенные ранее в жизни травматические события, хронические заболевания, злоупотребление алкоголем и наркотиками, а также ряд других причин играют определенную роль в развитии “суицидального диатеза”. В соответствии с этой моделью предрасположенность, склонность к суицидальному поведению является решающим, детерминирующим фактором, определяющим манифестацию суицидальности.

Развитие суицидологии3

 

В.М. Бехтерев высказал крайне важную мысль и по клиническим аспектам суицида. Выступая решительно против ортодоксальных взглядов, согласно которым самоубийство есть “результат психоза”, В.М. Бехтерев подчеркнул, что суицид может быть обусловлен не только болезненным состоянием: его первопричиной могут являться те или иные неблагоприятные жизненные условия при отсутствии признаков психического расстройства. В то же время автор указывал и на то, что во многих случаях самоубийство совершается в состоянии угнетающего аффекта, развивающегося по разным поводам; при этом конкретный повод, приводящий к самоубийству, может быть до чрезвычайности незначительным. Он же предостерегал врачей от безоговорочного доверия к предсмертным запискам, так как человек накануне самоубийства пребывает в соответствующем эмоциональном состоянии и вряд ли может объективно оценить свое состояние и окружающую ситуацию.

В.М. Бехтерев предупреждал, что не следует рассматривать непосредственные события перед самоубийством в качестве его причины; зачастую они не являются истинно причинными, а лишь внешним поводом, в то время как истинные причины лежат гораздо глубже и представляют собой “совокупность неблагоприятно сложившихся условий”. В совокупности причин, приводящих к самоубийству, В.М. Бехтерев выделял общие и индивидуальные, ведущие к окончательной развязке. Если устранить или предупредить последние, представляется возможным и предотвратить сам суицид, в чем огромная роль принадлежит не только медицинским работникам, но и усилиям отдельных членов общества.

Следует отметить, что и до настоящего времени причины самоубийств изучены еще недостаточно. Как указывают современные исследователи, “причина, основания и поводы самоубийства видимы, но они представляют лишь искривленную тень истинных мотивов. Зародыш суицидальных тенденций – в личном страдании, а остальное – лишь хорошо сплетенная маскирующая сеть суицидента, скрывающая подготовку решения о совершении самоубийства”. Трудности выявления суицидальных причин обусловлены и тем, что возникновению и реализации самоубийства может способствовать практически любое жизненное событие. В связи с этим обстоятельством выделяется большое количество разнообразных факторов суицидального риска, которые могут привести к реализации суицидальных тенденций только в тех случаях, когда у индивида имеется или формируется суицидальная предрасположенность.

В.М. Бехтерев обратил особое внимание на анализ способа совершения самоубийства. Жестокий, необычный способ, вычурная обстановка суицидальной ситуации, отсутствие адекватных внешних поводов и недостаток раскаяния после совершенной попытки могут свидетельствовать о наличии у суицидента того или иного психического заболевания. Метод научного исследования обстоятельств и способа совершения самоубийства, по мнению В.М. Бехтерева, следует обозначить, как судебно-медицинский метод изучения самоубийств. Если наступила смерть от самоубийства, то собранные сведения об его обстоятельствах целесообразно, по его мнению, дополнить результатами вскрытия. Это важно в тех случаях, когда могут быть выявлены какие-либо признаки патологического состояния мозговых функций, т.е. наличие органического поражения головного мозга. Этот метод исследования В.М. Бехтерев назвал патологоанатомическим.

Развитие суицидологии4

 

Таким образом, В.М. Бехтерев считал обязательным при изучении причин самоубийства использование совокупности разных методов, которые должны дополнять и уточнять друг друга. Уже в то время, рассматривая суицидологию как междисциплинарную науку и подвергая анализу различные факторы суицидального риска, В.М. Бехтерев по сути предлагал и обосновывал биопсихосоциальный подход к исследованию самоубийств. Уместно напомнить, что созданное им в первые годы XX века новое многомерное междисциплинарное научное направление, названное “психоневрологией”, способствовало введению в понятие о “биосоциальной” сущности человека третьей, психологической составляющей. В результате В.М. Бехтеревым была предложена “биопсихосоциальная” модель понимания природы человека и его заболеваний, оказавшаяся востребованной лишь через несколько десятилетий.

В настоящее время можно определить следующие основные научные направления по изучению проблемы самоубийств:

  • биологические;

  • психолого-психиатрические;

  • социально-средовые.

Обозначая основные направления борьбы с самоубийствами, В.М. Бехтерев подчеркивал, что некоторые условия, способствующие их совершению, за короткий период времени изменить невозможно, хотя стремиться к их устранению необходимо в любом случае. Даже такие явления, как войны и социальные конфликты, можно успешно решать, по мнению В.М. Бехтерева, политическими, юридическими или договорными путями.

Благоприятные изменения условий общественно-экономического характера несомненно будут способствовать и снижению числа самоубийств. Особое внимание В.М. Бехтерев акцентировал на экономическом и социальном неравенстве в обществе, на необходимость взаимопомощи между людьми, на справедливом уравнивании людей в жизненных благах и правах. Он ратовал за развитие общественных организаций, в задачу которых входило бы создание здорового сообщества, а также повышение образовательного и культурного уровня населения.

По мнению В.М. Бехтерева, важным условием борьбы с самоубийством является также борьба с алкоголизмом в России; он решительно настаивал на увеличении числа учреждений для лечения больных, страдающих алкоголизмом. С его точки зрения, целесообразным представлялась активная поддержка развития всевозможных видов благотворительности и попечительства. Особое место В.М. Бехтерев уделял школе, которая, кроме образования, должна воспитывать человека будущего, прививая ему нравственные идеалы и развивая оптимистическое начало с верой в торжество общественных идеалов.

В.М. Бехтерев дальновидно предостерегал от использования при борьбе с самоубийствами “карательных” мер. В этом убеждает вся последующая история безуспешного использования репрессий, направленных против личности суицидента. Полным анахронизмом, по его мнению, являлись статьи отечественного законодательства, лишающие самоубийц христианского погребения, а их духовные завещания – юридической силы. Не известны случаи, чтобы такие репрессивные меры когда-либо предупредили хотя бы одно самоубийство. Характерно, что в конце своей работы он привел собственное стихотворение, которое напоминало разочаровавшемуся человеку о наличии в его ситуации реального выхода из нее, а не избрание пути в пропасть, к самоубийству.

Достаточно острым как во времена В.М. Бехтерева, так и в наши дни представляются вопросы:

  • “Может ли человек располагать своей жизнью по своему усмотрению в такой мере, чтобы хладнокровно рассчитать необходимость покончить с собой и выполнить свое намерение?”

  • “Совершается ли самоубийство вполне обдуманно и спокойно, как решаются другие вопросы жизни лицами, находящимися в здравом уме и твердой памяти?”

Проанализировав многочисленные статистические и клинические материалы по данным вопросам, В.М. Бехтерев пришел к следующим выводам: “При самоубийстве и попытках самоубийства речь идет, с одной стороны, о душевнобольных, что доказано приблизительно в 1/3 или 1/4 случаев, с другой – об обширной группе лиц, хотя и душевно здоровых, но, благодаря тем или другим условиям, склонных к нарушению своего психического равновесия и легко впадающих в аффект угнетающего свойства, лишающий их самообладания. Остальную, относительно очень небольшую категорию самоубийств, должны составлять лица, совершающие акт самоубийства, по-видимому, вполне обдуманно, а иногда даже из того или иного расчета”. При этом он выделял три категории суицидентов: душевнобольные, лица с пограничными нервно-психическими расстройствами и психически здоровые. Это положение отражено в отечественной концепции суицида А.Г. Амбрумовой, наиболее распространенной в нашей стране.

Развитие суицидологии5

 

Таким образом, в юбилейную 150-летнюю годовщину со дня рождения академика В.М. Бехтерева представляется вполне оправданным акцентировать внимание на его уникальной способности научного предвидения, способности поставить те вопросы, которые сохранили свою актуальность и в настоящее время. Применительно к суицидологии это выразилось в своевременной постановке вопроса о необходимости изучения проблемы суицидов, в выявлении закономерностей их возникновения и общей тенденции к росту, в разработке необходимых методов исследования в области суицидологии, в клинической оценке суицидального поведения, в разработке мер по предупреждению самоубийств, а также в необходимости привлечения к исследованию данной проблемы специалистов в области смежных дисциплин.



Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
наверх