Russian English French German Italian Spanish
Самосознание, личность и агрессия
Прочие
Самосознание, личность и агрессия

Самосознание, личность и агрессия. Черты характера, подавляющие агрессию

 

 

Существует ряд черт личности, которые подавляют и сдерживают агрессивные действия человека. Вкратце рассмотрим самые важные из них.

 

В психологической литературе, в которой обсуждаются проблемы агрессии, уже много лет вновь и вновь повторяется тезис о том, что страх и тревога, возникающие у человека на основе предвидения им возможных наказаний, подавляют его готовность совершить агрессивные действия.

Психологи, утверждающие данный тезис, в основном правильно отражают феноменологию переживаний и поведения людей. Страх перед возможными социальными ситуациями является сдерживающим фактором. Однако ни страх, ни тревога не являются личностными чертами. Они являются эмоциями, которые в определенных ситуациях переживаются всеми людьми. Это динамические состояния, которые у одних людей появляются чаще, у других – реже, но они являются общечеловеческими формами переживания реальных и предвосхищаемых опасностей.

Поэтому было бы более правильно говорить о связях с агрессивностью и агрессией таких черт характера, как трусость или храбрость, тревожность или эмоциональная устойчивость. Это уже черты характера. И храбрый человек переживает страх, и трусливый тоже, но их отличие друг от друга состоит в том, что храбрый способен подавить свой страх и действовать организованно и целенаправленно. У храброго и мужественного человека в опасной ситуации поведение становится более организованным и целенаправленным, тогда как у переживающего страх трусливого человека целенаправленная деятельность расстраивается.

Самосознание, личность и агрессия1

 

Можно предложить гипотезу, состоящую из следующих двух утверждений:

  1. страх трусливого человека подавляет его внешнюю агрессию; нередко его агрессия оборачивается на самого себя, то есть претерпевает конверсию, и, следовательно, как переживание и как тенденция, не исчезает полностью. Вследствие такой конверсии трусливый человек начинает ненавидеть себя и даже реально терзать себя, вести себя самоуничижительно;

  2. смелый же человек, переживая страх, оказывается в агрессивном состоянии, но направляет свою агрессию на внешние, реальные стрессоры и фрустраторы, стараясь устранить их с пути своей целенаправленной деятельности.

Напомним, что страх появляется у человека перед реальной, уже существующей опасностью, тогда как переживание тревоги означает, что человек предвидит появление опасности, но не знает еще в точности, что она из себя представляет. Когда тревожность становится чертой характера, человек постоянно ждет наступления неприятных событий, опасностей для себя и для своих близких.

Представляет интерес следующее явление: личность нередко переживает сильную тревогу в ожидании опасного с его точки зрения события, например сдачи экзамена или встречи с высокопоставленным лицом, но когда вызывающее тревогу событие действительно наступает, он не переживает сильного страха или вовсе не переживает его. Народная мудрость зафиксировала эту психологическую ситуацию, например, в форме следующего изречения: «Черт не так страшен, как его малюют». В таких случаях тревога или не перерастает в страх, или же преобразуется в страх лишь частично. И человек может удивляться: «Чего же я так боялся, ведь ничего страшного не было?» Частными случаями такой ситуации являются следующие:

  • подчиненный перед высоким начальником;

  • солдат перед боем;

  • молодая невеста перед первой брачной ночью и т. п.

Во всех этих случаях люди переживают интенсивную, мучительную тревогу, но при реальной встрече с этими опасностями нередко переживает лишь слабый или умеренный страх. Тревога процесса умирания, по-видимому, мучительнее страха смерти.

  • часть агрессии в результате конверсии превращается в самоагрессию;

  • другая же часть сохраняет свою направленность на внешние объекты, но временно, из-за трусости или невозможности реализации по назначению, скрывается, вызывая в сознании воображаемые ситуации мщения.

Работа воображения как бы моделирует будущее реальное агрессивное поведение, например наказание настоящего фрустратора. В таких случаях происходит то, что называют накоплением свободно плавающего гнева. В конце концов наступает момент, когда чаша терпения переполняется и враждебность разряжается в крайне жестоких насильственных действиях.

Самосознание, личность и агрессия2

 

Сама трусость, как мы полагаем, является не простой чертой характера, а комплексом черт, ведущим блоком характера этого типа людей. Она включает не только страх перед отрицательными санкциями, острое чувство опасности, но и эгоизм, неудовлетворенность своей личностью и социальными навыками, застенчивость, склонность приписывать другим отрицательное мнение о себе и другие. Поэтому взаимосвязи между агрессивностью и трусостью имеют более сложный характер и требуют новых исследований.

Итак, с учетом очень важного уточнения, а именно, что не сами по себе страх и тревога как эмоции подавляют агрессию, а лежащие в их основе черты характера – трусость и тревожность – можно считать ценными результатами тех экспериментальных исследований, которые были организованы для подтверждения этого предположения. Ситуационная тревога важна как ингибитор агрессии, особенно у тех людей, кто придает значение социальному одобрению. Но когда фрустрация и страх усиливаются, то есть когда ситуационные факторы становятся мощными, у всех людей агрессивные ответы также приобретают более интенсивный характер.

 

Самосознание, личность и агрессия

Уровни яркости и содержательности актуального самосознания, то есть результатов самоосознавания в виде «Я-образов», оказывают прямое воздействие, как на уровень агрессивности человека, так и на интенсивность его насильственных действий.

На уровень самоосознания, в свою очередь, оказывает влияние то, в какой группе, малой или большой, находится человек, заметен ли он или же он растворен в массе. При этом взаимодействует много факторов. Так, анонимность личности – это состояние, при котором окружающие не знают человека, для них он – лишь единица из рода человеческого: его индивидуальные черты никому не известны. Эта «безымянность» порождает слабость «Я-образа» и свободу от ответственности. В результате этого наблюдается усиление агрессивности или внутренней готовности к совершению агрессивных действий.

 

Усиление самоосознания и ослабление агрессивности

Наоборот, если человек находится в таких условиях, когда его актуальные «Я-образы» становятся очень яркими, его тенденция к совершению агрессивных действий смягчается.

Почему так происходит? Является ли сам по себе яркий «Я-образ» непосредственной причиной ослабления агрессивности, или же здесь действуют и другие психологические факторы? По-видимому, ближе к истине второе предположение. Когда человек в социальной группе, в ответственной ситуации, пристально следит за собой, в его сознании воспроизводятся те нормы, в том числе ролевые, которым должно подчиниться его поведение. В соответствующих социальных ситуациях это общественно приемлемые, конвенциональные нормы, разделяемые всеми участниками данного процесса. Происходит также актуализация основных ценностных ориентаций личности. Если эти нормы и ценности, образно говоря, являются «антиагрессивными», он будет действовать в согласии с ними и, следовательно, мирно, ненасильственно. Но если его актуализированные ценности и нормы одобряют насилие, он будет действовать агрессивно.

Следовательно, если в составе группы «Я-образы» индивида становятся яркими, его дальнейшее поведение зависит от того, какие ценности и нормы у него актуализируются и осознаются и, что очень важно, какое поведение от него ждут другие члены группы. Речь идет о ролевых отношениях, поскольку все члены группы являются исполнителями взаимосвязанных социальных ролей.

Самосознание, личность и агрессия3

 

Это означает, что яркое самоосознание и его результат в виде социального «Я-образа» сами по себе не всегда подавляют агрессивность человека, а лишь в зависимости от того, с помощью каких социальных норм данный «Я-образ» регулирует поведение человека. Так, если человек действует в составе своей референтной группы и по отношению к таким жертвам, которых выбирает группа, он будет действовать агрессивно: такова его роль, таковы одобряемые здесь ценности и нормы.

Итак, как уже замечено психологами, обострение самосознания в виде ярких ситуативных «Я-образов» избирательно актуализирует и даже усиливает определенные ценности и нормы личности: в зависимости от них человек действует агрессивно или ведет себя мирно.

 

Экспериментальные исследования

В рамках проблематики агрессивного поведения человека роль самосознания исследовалась, как уже сказано, в связи с двумя явлениями – с деиндивидуацией и с так называемым объективным самоосознанием.

  • Деиндивидуация и агрессия.

Когда человек не осознает себя, то такое психическое состояние принято назвать деиндивидуацией. Ряд исследователей кроме отсутствия самоосознания отмечают также отсутствие самоконтроля как характерную особенность состояния деиндивидуации. Деиндивидуация возникает под влиянием таких ситуативных факторов, как анонимность, возбуждение и сенсорная сверхзагруженность. Основной установленный факт сводится к тому, что в состоянии деиндивидуации люди более агрессивны, чем в обычном состоянии.

В этой области широко известно убедительное по своим результатам исследование Ф. Зимбардо, проведенное еще в 1969 году: его испытуемые, студенты колледжа, были подвергнуты деиндивидуации тем, что их лица закрывались капюшонами и они были помещены в темную комнату, по четыре девушки в каждой группе. В отличие от них другие девушки были индивидуизированы тем, что участвовали в экспериментах в обширной светлой комнате и носили на себе большие бирки со своими именами. Ф. Зимбардо нашел, что когда испытуемым дают возможность подвергать агрессии жертву, то те, кто деиндивидуализирован, наносит жертве более интенсивные электрические удары. Среди жертв были такие, кто заслуживал наказания, а также такие, кто его не заслуживал. Деиндивидуизированные испытуемые не проводили различий между ними и наносили им одинаково сильные электрические удары, тогда как четко осознающие себя испытуемые наносили слабые удары тем, кто не заслужил наказания, и несколько более сильные удары тем, кто, по их мнению, заслужил наказания.

Считается, что в состоянии деиндивидуации люди меньше озабочены оценками других людей и самооценкой и в меньшей мере осознают свои личные стандарты. Они с большой готовностью действуют против социальных норм. Но Динер считает, что поведение людей в состоянии деиндивидуации не всегда антисоциально: оно может быть просоциальным и насыщенным положительными эмоциями поведением.

Самосознание, личность и агрессия4

 

  • Влияние самосознания на агрессию.

Какое влияние оказывает четкое объективное самосознание человека на его агрессивное поведение? Исследование этого явления было начато Дювалем и Уиклундом и было продолжено другими психологами. Согласно полученным данным, самосознание увеличивает вероятность альтруистического поведения. Кроме того, сосредоточенные на самих себе люди менее агрессивны, чем те, внимание которых направлено в основном на внешние объекты. Предполагается, что четко сознающий себя человек осознает также свои стандарты и стремится жить в согласии с ними. Однако, как показал Карвер, поведение человека в состоянии ясного самосознания зависит от его установок к агрессии: те, кто одобряет физическое наказание, в этом состоянии будут действовать более агрессивно. Люди же с противоположной установкой – неагрессивно. Во время этих экспериментов испытуемые видели себя в зеркале.

Процедура исследования в общих чертах следующая: для повышения уровня самоосознания в экспериментальной комнате помещается зеркало и испытуемые получают возможность видеть в нем свое отражение. Контрольная группа находится в комнате без зеркала над экспериментальным оборудованием. После этого испытуемые обеих групп получают возможность в эксперименте типа «учитель-ученик» наказать электрическим ударом допускающего ошибки «ученика».

Эксперименты в целом подтвердили гипотезу, согласно которой зеркало, усиливая «Я-образ» испытуемых, приводит к подавлению ими своей агрессии. При этом играют роль, конечно же, актуализированные нормы и ценности, с помощью которых «Я» человека регулирует поведение. Когда же испытуемому с ярким «Я-образом» внушают, что необходимо действовать агрессивно, он будет применять более интенсивную агрессию. Это еще раз показывает, что «Я-образ» влияет на поведение не непосредственно, а с помощью определенных норм и ценностей самой личности и согласно ролевым ожиданиям.

Общий вывод сводится к тому, что в состоянии ясно осознаваемого процесса самоосознания люди в значительно большей степени опираются на свои стандарты.

При интерпретации этих экспериментальных фактов следует иметь в виду, что люди играют конвенциональные роли. Они не столько опираются на свои установки и стандарты, сколько идут навстречу ролевым ожиданиям людей, особенно членов своих референтных групп. Они одевают психологическую маску. Данный аспект проблемы необходимо исследовать с помощью дополнительных экспериментов.

Когда человек переживает определенные аффекты, например гнев, то в этот процесс всегда включается его «Я», а точнее – отношение «Я» к объекту, вызывающему у субъекта аффективное состояние. Подобное отношение в значительной степени является когнитивным и оценочным.

Самосознание, личность и агрессия5

 

Данный аспект переживания личностью агрессивного состояния важно подчеркнуть, поскольку описания эмоциональных состояний людей иногда производят такое впечатление, как будто они всегда протекают мимо «Я» и всей структуры «Я-концепции» личности.  Считается, что во всех подобных случаях «Я-концепция» участвует в психических процессах, пусть даже только подсознательно.

Отметим, что деиндивидуация играет заметную роль также в процессе межэтнической агрессии. Масса солдат, толпа расистов, гангстерские группы, действующие в состоянии аффекта, всегда в той или иной мере деиндивидуализированы.



Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
наверх