Russian English French German Italian Spanish
Роль эмоций в раннем возрасте
Прочие
Роль эмоций в раннем возрасте

Роль эмоций в раннем возрасте. Развитие перцептивных действий

 

 

Экспериментальные данные свидетельствуют о том, что младенцы начинают уделять внимание подобной социальной/эмоциональной информации примерно в 2-3-месячном возрасте. Например, психологам известно, что в этом возрасте младенцы начинают больше улыбаться человеческим лицам, чем лицам кукол или другим неодушевленным объектам, поэтому предполагается, что на этом раннем этапе ребенок уже реагирует на те социальные сигналы, которыми располагает человеческое лицо. При этом Альберт Карон и его коллеги считают, что дети улыбаются тогда, когда лицо повернуто к ним; если лицо повернуто в сторону, ребенок не улыбается.

 

Младенцы этого возраста не только по-другому реагируют на лица по сравнению со всеми остальными объектами, они также начинают замечать изменения эмоциональной экспрессии и по-разному реагировать на них. В начальной стадии эмоции успешно различаются ребенком в том случае, если информация о них поступает одновременно по нескольким каналам, например, когда ребенок видит определенное выражение лица и слышит такое же эмоциональное выражение в голосе взрослого. Хавиланд и Лелвика обнаружили, что:

  • когда лицо й голос матери выражали радость, 10-недельные дети выглядели счастливыми, заинтересованными и пристально смотрели на мать;

  • когда матери выражали печаль, дети демонстрировали усиленное движение ртом или смотрели в сторону;

  • когда матери выражали гнев, некоторые дети сильно плакали, тогда как у других появлялся застывший или «замороженный» взгляд.

Роль эмоций в раннем возрасте1

 

 

К 5-7 месяцам дети уже начинают «считывать» с одного канала, реагируя только на выражение лица или только на тон голоса, даже когда эмоции выражаются незнакомым человеком, а не мамой или папой. Характерно, что дети могут установить различие между счастливым и печальным голосом и между счастливым, удивленным и испуганным лицом. Также кажется, что дети имеют некоторое предварительное понимание того, что голос и эмоциональное выражение лица обычно появляются вместе. Например, Нельсон Сокен и Анни Пик показали 7-месячным детям пары лиц, выражающих радость и гнев, и одновременно дети слушали слова, которые произносились либо счастливым, либо гневным голосом. Младенцы смотрели дольше на лицо, которое соответствовало эмоции, выражаемой голосом.

 

Социальное соотнесение

В конце первого года жизни младенцы делают еще один важный шаг вперед и связывают эмоциональную экспрессию человека с социальным контекстом. Например, 12-месячные младенцы, столкнувшись с новым и потенциально опасным событием, таким как новая игрушка или незнакомый взрослый, могут сначала посмотреть на лицо матери или отца, чтобы проверить эмоциональное выражение взрослого. Если мать выглядит довольной или счастливой, ребенок будет исследовать новую игрушку более спокойно или встретит незнакомого человека с меньшей тревогой. Если мама выглядит озадаченной или испуганной, ребенок воспримет эту информацию и отреагирует на незнакомую ситуацию с эквивалентным страхом или тревогой. Исследователи охарактеризовали это явление как процесс социального соотнесения.

В дошкольный период эмоциональный словарь детей постепенно увеличивается, так что они различают все больше и больше оттенков эмоциональной экспрессии другого человека. К 4 годам большинство детей могут распознавать выражения лиц и состояния, которые передаются с помощью эмоций радости, печали, злости, любви и страха. Дошкольники также четко устанавливают связь между эмоциями других людей и обстоятельствами, в которых они оказались. Например, ребенок в этом возрасте понимает, что другой человек будет чувствовать печаль, если он проиграет, или радость, если выиграет. Дошкольники также начинают понимать, что некоторые эмоции выражаются в таких ситуациях, которые характеризуются особыми взаимоотношениями между желанием и реальностью. Печаль, например, обычно выражается, когда человек терпит неудачу в приобретении желаемого объекта или теряет что-либо дорогое.

Роль эмоций в раннем возрасте2

 

Создается впечатление, что 4-летние или 5-летние дети уже знают все, что им необходимо, о считывании эмоций других людей. На деле же необходимо приобрести гораздо больше специальных знаний. Например, 4-летние дети еще не могут точно определить выражение гордости или стыда; эти более сложные и тонкие эмоции правильно определяются детьми только в середине детства. Аналогично к 6 годам дети понимают, что человек может довольно резко перейти от печали к радости, если обстоятельства меняются, но только примерно к 10 годам дети начинают понимать, что человек может чувствовать и выражать противоположные чувства в одно и то же время.

 

Кросс-культурные сходства и различия

В связи со всем вышесказанным разумно задать вопрос: одинаковым ли образом дети в каждой культуре учатся распознавать эмоции? В данном случае можно прибегнуть к уже известным некоторыми данными.

Племя инуитов, обитающее в Северной Канаде, имеет два слова для страха, которые различают страх физического повреждения и страх подвергнуться плохому обращению. Некоторые африканские языки не имеют отдельных слов для страха и горя. Самоанцы употребляют одно и то же слово для любви, симпатии и привлекательности, а в языке жителей Таити отсутствует слово, обозначающее чувство вины. Эти примеры, взятые Джеймсом Расселом из литературы по антропологии, напоминают, что нужно быть очень осторожными, при рассуждении о «нормальном» процессе обучения ребенка распознанию эмоционального выражения и эмоционального значения. С точки зрения людей, принадлежащих к западной культуре, эмоции, выражающие страх или гнев, представляются «основными» эмоциями, которые все младенцы понимают легко и в раннем возрасте.

Но какова будет последовательность развития для ребенка, воспитывающегося в рамках культуры, в которой различия между страхом и горем не существует?

В то же время работа Пола Экмана предоставила психологам доказательство кросс-культурного сходства выражения лица у людей, когда они передают некоторые из «основных» эмоций, таких как:

  • страх;

  • радость;

  • печаль;

  • гнев;

  • отвращение.

Роль эмоций в раннем возрасте3

 

Во всех культурах, которые исследованы на настоящий момент, взрослые придают этим выражениям лица одинаковое ключевое значение. Культурные различия находятся на вершине этих базовых паттернов экспрессии, и в каждой культуре существуют различные правила, указывающие на то, какие эмоции могут быть выражены, а какие должны быть скрыты. Можно предположить, что младенцы и начинающие ходить дети довольно успешны в различении и понимании этих основных паттернов. Четырехлетние и даже 2-летние дети могут узнавать и различать радостное и печальное выражение лица. Помимо этого базового понимания ребенок должен постепенно научиться всем культурным особенностям: связям между эмоцией и ситуацией, которые характерны для каждой культуры, специфическому значению эмоционального языка, правилам, которые управляют выражением эмоций в данной культуре. Непростая задача. Важным является тот объем информации, который дошкольники уже понимают и отражают в своем поведении.

  • Вопрос для размышления

Вы считываете эмоции другого человека практически автоматически, опираясь на все тонкие сигналы, которым вы научились. Однако попытайтесь проанализировать этот процесс: какие специфические сигналы вы воспринимаете, чтобы понять, что человек выражает гордость, или стыд, или амбивалентные чувства? Как эти сложные эмоции отражаются на лице или в движениях тела? Имеет ли значение тон голоса?

Известно, что общие паттерны физического развития чрезвычайно устойчивы. Практически одинаковые последовательности наблюдаются у всех детей. То же самое достоверно для многих паттернов перцептивного развития, которые были описаны ранее. Тем не менее, как и в отношении физического развития, существуют индивидуальные различия, основным показателем которых является эффективность, с какой дети способны распоряжаться перцептивной информацией.

Наибольшее количество исследований касается различий в способности к «узнаванию» среди младенцев, т. е. способности «вспомнить», взаимодействовал ли уже ребенок с каким-либо объектом или человеком.

Одним из способов измерить эту способность служит стандартный тест привыкания. То есть можно посчитать, сколько повторяющихся проб необходимо для того, чтобы ребенок прекратил проявлять интерес в ответ на некоторый стимул. Скорость формирования привыкания может предоставить информацию об эффективности перцептивно-когнитивной системы и ее неврологических основах. Если подобная способность связана с теми свойствами, которые обычно называют интеллектом, тогда возможно, что индивидуальные различия по скорости привыкания в первые месяцы жизни могут спрогнозировать результаты интеллектуального теста в будущем.

Роль эмоций в раннем возрасте4

 

Именно такой результат получили исследователи за последние 15 лет. Скорость привыкания, которую демонстрируют дети в возрасте 4 и 5 месяцев, положительно коррелирует с IQ и развитием речи у 3-летних или 4-летних детей. То есть более быстрое привыкание связано с более высоким IQ и лучшим развитием речи, более медленное формирование привыкания связано с низким IQ и более бедным развитием речи. Средняя корреляция в исследованиях, проведенных в Соединенных Штатах и Англии, варьирует от 0,45 до 0,50. Эта корреляция не идеальная, но она является высокой, учитывая трудности измерения скорости привыкания у младенцев.

Конечно, эти корреляции не доказывают, что интеллект, который мы измеряем по тестам IQ, является отражением некоторой «скорости базового процесса». Тем не менее, подобные результаты подчеркивают потенциальную важность индивидуальных различий по эффективности восприятия у маленьких детей.

 

Трактовка перцептивного развития

Уже отмечалось ранее, что среди всех областей психологии развития, за исключением, возможно, вопросов развития интеллекта, исследование восприятия в наибольшей степени определяется вопросами о противопоставлении природы и воспитания, нативизма и эмпиризма. Конечно, в настоящее время существуют другие теоретические ходы и выходы, из которых можно выбирать, но, учитывая важность исторической дискуссии между нативизмом и эмпиризмом, имеет смысл определить соотношение этих взглядов на сегодняшний момент в нашем понимании перцептивного развития.

Совсем не трудно найти веские аргументы в пользу позиции нативизма в теории перцептивного развития. По мере того как исследователи становятся все более и более успешными в изобретении способов изучения перцептивных умений младенцев, они обнаруживают все большее количество умений, которыми уже владеет новорожденный или очень маленький ребенок:

  • новорожденные обладают хорошей остротой слуха;

  • низкой, но достаточной остротой зрения;

  • замечательным тактильным и вкусовым восприятием.

Им присуще, по крайней мере, определенное цветовое зрение и зачаточная способность устанавливать источник окружающих их звуков. Тем не менее, наибольшее впечатление производит их способность проводить довольно точные различия с первых дней жизни, в частности узнавать свою мать по внешнему виду, запаху или звуку.

Новорожденных или очень маленьких детей также не приходится учить, на что им следует смотреть. Существуют «правила» для зрительного, слухового и тактильного восприятия, которые можно выявить к моменту рождения. Об этом Каган говорит следующее: «Природа, по-видимому, снабдила младенца врожденной склонностью к переработке опыта. Ему не приходится, как полагали эмпирики XIX века, учиться тому, что он должен исследовать». Более того, такие исследования, как работа Спелке по изучению понимания детьми постоянства объектов, указывают на большую вероятность того, что врожденными могут оказаться и другие склонности или «представления» о том, как организован мир.

Роль эмоций в раннем возрасте5

 

Тот факт, что «правила» меняются с возрастом, также может найти объяснение в терминах нативизма, поскольку известно, что нервная система находится в процессе стремительного созревания во время первых месяцев жизни, и это соответствует, по-видимому, быстрому образованию заранее запрограммированных синапсов. Более того, похоже, что изменения правил происходят скачками. Первый такой «скачок» отмечается примерно в 2-3 месяца, когда младенцы переходят от фиксации на контурах или границах объекта к более детальному анализу предметов или изображений. Примерно к тому же возрасту ребенок может плавно следить за объектами. Другое изменение, вероятно, происходит примерно в 4 месяца, когда мы впервые видим целое множество умений различения, включая восприятие глубины, основанное на кинетических признаках, и отчетливые доказательства наличия кросс-модальной передачи, особенно между слуховой и визуальной информацией.

Конечно, существует вероятность того, что этот явный скачок изменений в 4 месяца отражает лишь тот случайный факт, что многие исследователи выбрали для изучения младенцев именно этого возраста, а не более младших детей, в результате чего психологи просто располагают гораздо большей информацией о 4-месячных детях. Возможно, основная причина выбора исследователями детей данного возраста заключается в том, что на этом возрастном этапе их существенно легче изучать, поскольку отмечается сдвиг в созревании, который позволяет детям быть более внимательными, способными фокусироваться и находиться в более стабильном состоянии.

В конце концов, можно найти поддержку позиции нативизма в сравнении перцептивного развития детей, которые родились позже нормального срока беременности, и тех, которые родились преждевременно или в нормативные сроки. В одном из своих исследований Йонас сравнил реакцию двух групп 6-недельных детей: детей, рожденных в срок, и детей, рожденных на 3-4 недели позже. Обе группы младенцев были протестированы на восприятие глубины, при этом был использован метод «миражных» объектов. Йонас обнаружил, что переношенные младенцы демонстрировали более выраженную реакцию на «миражные» объекты, хотя обе группы имели равное количество недель взаимодействия с объектами, начиная с момента рождения. Таким образом, создается впечатление, что имеет значение именно возраст созревания, а не опыт, что укрепляет позицию нативизма.

 

Аргументы в пользу эмпиризма

Тем не менее, на другой стороне континуума можно найти большое количество доказательств, полученных из исследований других биологических видов, что для поддержания развития перцептивной системы необходим минимальный опыт – паттерн влияния окружающей среды. Аслин называет его поддержкой. Например, животные, лишенные доступа к свету, демонстрируют ухудшение всей визуальной системы и последовательное снижение перцептивных способностей.

Роль эмоций в раннем возрасте6

 

Также находит поддержку негативный вариант эффекта ускорения Аслина: младенцы могут развиваться более медленно в условиях недостаточной перцептивной стимуляции. Исследование детей-сирот в Иране, проведенное Уайном Деннисом, иллюстрирует этот паттерн. Младенцы, которые не имели возможности рассматривать предметы, исследовать объекты руками, глазами и языком и которые были лишены возможности свободно передвигаться, отставали в развитии перцептивных и моторных навыков.

То же самое можно сказать о настройке. Данные исследований других биологических видов свидетельствуют о том, что если особи полностью лишены визуального опыта в первые месяцы жизни, то восприятие глубины никогда не будет на том же уровне развития, что у тех особей, которые получают полноценный визуальный опыт.

Соотношение между врожденными процессами и ролью окружающей среды в чем-то напоминает различие между аппаратным и программным обеспечением компьютера. Перцептивное аппаратное обеспечение может быть заранее запрограммировано, тогда как программное обеспечение зависит от специфического опыта. Ребенок может осуществить визуальную дискриминацию между людьми или объектами с первых нескольких дней или недель жизни. Это встроено в аппаратное обеспечение. Однако специфическая дискриминация, которой ребенок учится, и количество отдельных объектов, которые он научается различать, будет зависеть от его опыта. Сначала он способен различить все звуковые контрасты, которые существуют в любом устном языке, но специфические звуковые контрасты, на которых он в конце концов сфокусируется, и язык, которому он научится, зависят от той речи, которую он слышит. Основная система, таким образом, адаптируется к специфической окружающей среде, в которой находится ребенок. Замечательным примером, конечно, является способность ребенка отличать лицо своей матери от лиц похожих женщин. Подобное различение может быть результатом опыта, однако способность провести различия должна быть врожденной.

Таким образом, как практически в любом теоретическом споре, обе теории имеют право на существование. Как природа, так и воспитание играют свою важную роль.

 

Перцептивное развитие: подведение итогов

Изучение перцептивного развития в первые годы жизни ставит под сомнение целые серии ранних представлений о младенцах и их способностях. Несмотря на множество ограничений, похоже, что младенцы исследуют окружающий мир и реагируют на него гораздо более организованным и эффективным способом, чем полагали большинство психологов 20 или 30 лет назад. Кроме того, тот факт, что младенцы реагируют на паттерны стимулов, на базовую информацию, а не только на поверхностные сенсорные данные, означает, что младенцы способны на осуществление гораздо более сложных когнитивных процессов, чем специалисты полагали ранее.



Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
наверх