Russian English French German Italian Spanish
Хулиганы и хулиганство
Прочие
Хулиганы и хулиганство

Хулиганы и хулиганство: гендерно-психологические исследования

 

 

Нужно понять, что типичный хулиган – тип агрессора который должен быть изучен досконально, иначе невозможно будет оказать влияние на распространенное общественное явление хулиганства.

 

Слово «хулиган» – английского происхождения.

В словаре С. И. Ожегова слово «хулиган» определяется как «тот, кто занимается хулиганством, грубо нарушает общественный порядок», а «хулиганство» – это «поведение, обнаруживающее явное неуважение к обществу, к достоинству человека, крайнее бесчинство». А бесчинство – это грубое нарушение общественного порядка.

Из этих характеристик видно, что хулиганство объединяет разнообразные формы агрессии, направленные против людей, социальных норм и институтов. Такое поведение свойственно человеку, у которого существует активная антиобщественная установка, такая активная, что как бы нарушает закон или «парадокс Лапьера» и очень часто выражается в антисоциальных действиях. Крайняя форма хулиганства – это уже патология. По-видимому, это именно один из типичных случаев того явления, которое называют социопатией.

Хулиганы и хулиганство1

 

Хулиган – авторитарный агрессор

Психологические исследования агрессии и агрессивных людей позволили подойти к более строгой научной характеристике хулиганства и хулиганов как определенной категории личностей, встречающихся, по-видимому, во всех обществах. Прежде всего, необходимо отметить, что хулиганство – общечеловеческое явление. Хулиганы есть везде, даже среди самых культурных и миролюбивых народов. Этнические различия хулиганов разных народов, конечно, имеются, но сегодня не известны специальные исследования этих различий. Это особый тип агрессивного человека, и его, а также группы подобных индивидов нужно исследовать именно с этой точки зрения.

Типичные формы поведения хулиганов

Из психологических исследований хулиганства в первую очередь следует упомянуть здесь работы шведского психолога Д. Ольвеуса, который исследовал около 1000 школьников своей страны в возрасте 12-16 лет. По его просьбе учителя указывали на тех школьников, которые в классах подавляют других, причиняют им беспокойство как физическими, так и психологическими способами.

Д. Ольвеус пришел к выводу, что около 5 % мальчиков-школьников являются хулиганами. Можно предположить, что и в других странах среди мальчиков-школьников, да и среди девочек немало хулиганов и хулиганок. При дальнейшем более широком исследовании данного явления следует привлекать для анализа материалы уголовных дел. Отметим, что в уголовных кодексах современных государств имеются статьи о хулиганстве и о наказаниях, предусмотренных для мелких и злостных хулиганов.

Мотивация хулиганства

Анализ данных, приведенных в публикациях Д. Ольвеуса, позволили Л. Берковицу прийти к очень важному предположению, что «...агрессия, проявляемая мальчиками, была инициирована ими самими, а не вызвана реакцией на специфические неприятные условия».

Итак, агрессивные действия хулиганствующих мальчиков имели, преимущественно или полностью, внутренне детерминированный характер. Эта внутренняя мотивация агрессивного поведения, конечно, имеет свою предшествующую историю в возрастном развитии личности хулигана, и было бы полезно знать механизмы ее формирования. Но когда такая мотивация уже сформирована, она становится почти автономной в смысле свободы от воздействия непосредственных социальных ситуаций.

Хулиганы и хулиганство2

 

Хулиганы сами создают такие ситуации, в которых могли бы реализовать свои агрессивные импульсы и намерения. Намерения человека, как известно, являются осознанными мотивами. Но нет сомнения, что мотивация поведения хулигана более сложна и содержит также подсознательные тенденции. Такое понимание многоуровневой мотивации позволяет лучше понять, какой вид агрессивности преобладает в поведении хулиганов.

Следует добавить, что, по мнению Д. Ольвеуса, хулиганы действовали не исходя из стремления компенсировать свое скрытое чувство неполноценности. Но это сложный вопрос и требует дальнейших исследований.

Являются ли хулиганы «инструментальными агрессорами»?

Под понятием «инструментальный агрессор» подразумевается агрессивный человек, который почти всегда совершает насильственные действия ради достижения других целей – власти, богатства, сексуального наслаждения и т. п. Ясно, что противоположным типом можно считать «враждебного агрессора», для которого насилие является самоцелью, источником наслаждения.

Но является ли хулиган чисто инструментальным типом агрессора?

Положительный ответ на данный вопрос  есть в работах  Берковица, который прямо пишет следующее: «Хулиганы – это хороший пример инструментально ориентированных агрессоров, поскольку они часто пытаются запугивать или даже нападать на других с преднамеренной попыткой принуждения».

В качестве доказательства этой точки зрения упоминается, что, нападая на людей, эти мальчики не переживали эмоциональной ярости: они действовали намеренно и хладнокровно.

Другие наблюдения свидетельствуют, что у хулиганов все же есть свободно плавающий гнев, они ищут жертв, и у них, если жертва оказывает сопротивление, появляется враждебная агрессия. Или, возможно, инструментальная агрессия превращается во враждебную.

Последнее происходит вследствие того, что индивид забывает, так сказать, теряет свою основную цель и заменяет ее целью получения наслаждения от самой агрессии. Это новая точка зрения, и требует дополнительного эмпирического обоснования, хотя интуитивно ее справедливость ясна.

Хулиганы и хулиганство3

 

Можно предположить, таким образом, что хулиганы – комплексные агрессоры в смысле сочетания различных видов агрессивности и агрессивных действий, но у них преобладает инструментальная агрессия. Отличие от других инструментальных агрессоров состоит в том, что цели, которых они добиваются с помощью насилия, низкого уровня, так сказать, антисублимационные.

Предложенная только что точка зрения, согласно которой инструментальная агрессия хулигана без особого труда может перейти во враждебную форму, находит поддержку в следующем утверждении Т. Миллона: «...рассвирепев, они готовы излить негодование, продемонстрировать свою неуязвимость и восстановить достоинство».

Это замечание сделано после описания хладнокровности и расчетливости хулиганов.

Итак, во многих случаях хулиганства  можно наблюдать три этапа действий:

  1. этап применения инструментальной агрессии;

  2. очень короткий этап перехода к враждебной агрессии, появления враждебности и гнева;

  3. этап применения враждебной агрессии, часто в сочетании с инструментальной. Можно считать, что такое сочетание наиболее разрушительно.

Идея о преобладании в поведении хулиганов инструментальной агрессии подсказывает, что следует попытаться определить тот спектр неагрессивных целей, которых добивается хулиган с помощью агрессии. Это может стать очень интересным направлением исследований, ведущим к созданию типологии хулиганов по критерию преследуемых ими основных целей.

Но в материалах, изученных в ходе исследований, есть данные о том, что среди целей хулиганов не последнее место занимают авторитарные цели.

Так, исходя из полученных Д. Ольвеусом данных Берковиц предположил, что хулиганы «пытались утвердить свое господство и стремились контролировать окружающих».

Он приводит также слова психолога Джона Локмана о том, что «хулиганы испытывают сильную потребность контролировать других людей... Им нужна маска власти, чтобы скрыть страх, что они не владеют ситуацией».

С не меньшей ясностью выразил сходную точку зрения Д. Фаррингтон: «Обычно хулиганы агрессивны, грубы, сильны и самоуверенны... они получают удовольствие от запугивания окружающих и испытывают сильную потребность в господстве». Они любят «ощутить свою власть и превосходство».

Этих замечаний достаточно для того, чтобы предложить следующую гипотезу:

1) хулиганство – авторитарная агрессивность, а типичные хулиганы – авторитарные агрессоры;

2) можно предположить, что среди политиков и других людей, стремящихся к власти, много бывших или даже сегодняшних хулиганов.

С этой точки зрения было бы интересно исследовать политическую элиту разных стран, высших и средних руководителей различных учреждений, в том числе в сфере бизнеса.

Хулиганы и хулиганство4

 

 «Я-концепция» хулигана

Из описаний хулиганских действий нетрудно видеть, во-первых, наличие у них сильных внутренних мотивов, во-вторых, желание хулигана что-то доказать не только окружающим, но и самому себе.

Но что именно?

Уже упомянутый Т. Миллон указал на следующее: хулиганы стремятся убедить себя, что они грубые, сильные и властные. Они презрительно относятся к чувствительным людям, способным к состраданию и нежности.

Для каждого психолога вполне понятно, что такое стремление исходит из структуры «Я» личности и ее «Я-концепции»; что в «Я-концепции» личности есть нечто такое, что ее не удовлетворяет, и он стремится как-то компенсировать это недостающее звено; такая личность будет использовать характерные способы психологической самозащиты.

Отсюда ясно, что самоуверенность хулиганов – это компенсаторное образование. Под ним лежит неудовлетворенность собой и даже комплекс неполноценности, который, по-видимому, сформировался в детстве. Дело в том, что большинство хулиганов происходят из неблагополучных семей, в которых они были лишены внимания и ласки родителей.

Конечно, есть много людей с ущербной «Я-концепцией». Поэтому требует ответа следующий вопрос: почему хулиган выбирает именно агрессивную стратегию самоутверждения и адаптации, в то время как существуют и другие возможности? Есть мнение, что причин несколько:

  • их физическая сила и ловкость или, по крайней мере, вера в обладание этими качествами;

  • положительное подкрепление агрессивных действий, успех, достигаемый с помощью насилия.

Такому развитию способствуют многие родители, не способные предвидеть его последствия. Есть среди них и такие, которые сами являются хулиганами и хотели бы, чтобы свои дети становились такими же людьми.

 

Гендерно-психологический подход

Несмотря на быстрое развитие гендерно-психологических исследований, специалисты по психологии человеческой агрессивности почти не используют приобретенные в этой области знания. Можно предположить, что для понимания феномена хулиганства некоторые результаты гендерной социальной психологии представляют несомненный интерес.

Вероятно, что хулиганы мужского пола – подростки, юноши и даже взрослые – идентифицируют себя с мужской гендерной ролью в ее крайнем и искаженном выражении, как она дана в сознании низших слоев общества. Примитивное понимание мужественности включает в себя обязательную агрессивность и нежелание уладить возникающие проблемы мирными способами. Полагаем также, что у многих хулиганов имеет место явление, получившее название в гендерной социальной психологии компульсивной или компенсаторной мужественности. Эта концепция разрабатывается Ш. Берн.

Под компенсаторной мужественностью понимают совокупность качеств, с помощью которых мужчины компенсируют свое несоответствие общепринятому стандарту мужественности. Стоит полагать, что гендерный подход и идея компенсаторной мужественности имеют перспективы применения в области психологии человеческой агрессивности и психологической самозащиты людей, в том числе и в особенности – психопатов и хулиганов.

Хулиганы и хулиганство5

 

Хулиганство – источник социальных конфликтов

Выше отмечено, что антиобщественные поступки хулигана хулиганов имеют преимущественную внутреннюю мотивацию. Хулиган – это человек, который сам намеренно создает социально-психологические конфликты с другими людьми. Интересно знать, с какими людьми предпочитают конфликтовать хулиганы:

  • Исходя из литературных данных можно  утверждать, что хулиганы в первую очередь предпочитают конфликтовать с представителями власти. Этих людей можно считать своеобразными жертвами хулиганов, хотя они имеют все возможности давать им отпор.

  • Другая группа предпочитаемых жертв хулиганов – это заметно превосходящие их по умственному развитию и интеллектуальными достижениями личности. Выбор таких жертв показывает, что хулиганы – завистливые люди. А зависть всегда насыщена агрессивностью.

  • Наконец, жертвами хулиганов нередко становятся беззащитные люди, не способные давать им отпор.

Хулиганы, как авторитарные и агрессивные люди, уважают лишь тех, у кого большая физическая сила и хулиганские черты, а также криминальных авторитетов, с которыми они, возможно, стремятся идентифицировать себя.

На стремление хулиганов намеренно провоцировать других на конфликт указал специалист в области психического здоровья Теодор Миллон. Он говорил: «Они ищут повода для ссоры, часто, кажется, сами лезут в драку и, по-видимому, им нравится драться, доказывать свою силу, проверять свои умения и силы. После периодических успехов в прошлом они становятся уверенными в своей отваге. Они намеренно могут стремиться к опасности и трудным ситуациям. Они не просто ведут себя дерзко и безрассудно, но кажутся при этом уравновешенными».

В проблеме конфликтности хулиганов один вопрос остается неясным: имеют ли они внутренние конфликты и не являются ли создаваемые ими внешние конфликты результатами их экстериоризации? Ведь для того чтобы постоянно стремиться к провоцированию конфликтов с людьми, надо иметь нерешенные внутренние проблемы, которые создают у человека психическую напряженность и мотив освобождения от нее. Ответ на поставленный вопрос положительный, хотя было бы неплохо получить результаты самонаблюдений самих хулиганов. На справедливость данного подхода указывает также упомянутая выше концепция компенсаторной мужественности Ш. Берн, что является свидетельством того, что хулиган всегда недоволен своей мужественностью и ощущает потребность вновь и вновь доказывать себе и другим свою гендерную полноценность и соответствие своему представлению о типичных мужских ролях в данном обществе или в своей субкультуре.

К чему приводят создаваемые хулиганами конфликты?

То, что происходит с жертвами, более или менее ясно, хотя современная психологическая виктимология находится в начале своего развития.

Но решают ли хулиганы те психологические задачи, которые осознанно или неосознанно толкают их на хулиганские действия? Безусловно, нет! Результаты противоположны ожидаемым.

Действия хулиганов вызывают ответную агрессивную реакцию и наказание, хотя бы психологическое:

  • презрительное отношение;

  • избегание от общения;

  • изоляцию и т. д.

В результате своих действий хулиганы отчуждаются от большого общества и даже от своих близких людей. Наконец, состояние постоянной настороженности требует от них расхода большого количества физической и психической энергии.

Хулиганы и хулиганство6

 

Иначе говоря, если до совершения новых хулиганских поступков эти индивиды были дезадаптированы в обществе, то с каждым новым хулиганским актом их дезадаптация усугубляется. Напомним также, что уголовные кодексы многих стран содержат статьи о хулиганстве.

 

О познавательных способностях хулиганов

Какими бы ни были импульсы хулиганов, их поведение в значительной мере определяется познавательными процессами, в особенности мышлением и воображением.

Какими особенностями отличается мышление хулиганов?

Стоит полагать, что мышление этих сверхагрессивных людей в первую очередь отличается иррациональностью.

В чем она, эта иррациональность, выражается?

Вот некоторые аспекты иррациональности мышления:

  •  иррациональность мышления и воображения хулиганов выражается в неспособности предвидеть различные последствия своих действий. Образы будущего в их сознании искажены и толкают их на бесперспективные поступки;

  • «Я-концепция» хулигана также отличается иррациональностью: его актуальный «Я-образ» искажен, и он стремится к такому идельному «Я», который нерационален и недостижим;

  • хулиган плохо понимает психическую жизнь людей, и он искажает их образы с помощью иррациональных проекций и других видов атрибуций;

  • хулиган плохо знает социальные нормы, а в тех случаях, когда знает, неверно истолковывает их.

Хулиганская психо-логика хорошо выражена в изречении: «Законы созданы для того, чтобы их обходить». Или мысли о том, что мораль – это химера. Можно считать, что в хулиганской субкультуре каждой страны можно найти немало других высказываний, подтверждающих представление о природе психо-логики этих людей.

Из иррациональности мышления хулиганов исходят иррациональные действия и поступки, например безрассудная надменность, которая наблюдается не только у индивидов, но и у групп хулиганов и даже у определенных этнических групп.

Одним из главных путей дальнейшего исследования хулиганов и других агрессивных психопатов является исследование их психо-логики, своеобразия их мышления и воображения, тех устойчивых психологических формул, которые регулируют их поведение. Только описание их агрессивного поведения недостаточно: от наблюдаемого поведения и речи следует идти «назад», в глубь сознания и подсознательного этих индивидов.

  • Эгоцентричность мышления.

Следует предположить, что у типичных хулиганов мышление осталось на уровне эгоцентризма. Во всяком случае, в области психологии психопатов и хулиганов следует проводить исследования, опирающиеся на концепции Ж. Пиаже и Л. Кольберга.

Даже у тех психопатов, которые имеют некоторый прогресс в психическом развитии и созревании, в ситуациях стресса и фрустрации без труда происходит регрессия к фиксациям детских лет, в частности – к эгоцентрическому уровню мышления.

  • Психическая регрессия и анимизм хулиганов.

Имея в виду бросающуюся в глаза иррациональность поведения и мышления хулиганов, естественно задать следующие вопросы:

  • Не находятся ли они в состоянии хронической психической регрессии?

  • В какой мере в их психике актуализированы анимизм и другие формы архаического мышления? Например, иррациональная самоуверенность и мегаломания хулиганов намекают на активность в их психике архаических форм мышления и воображения. Не живут ли они в мире мифов и легенд, как их далекие предки?

Хулиганы и хулиганство7

 

  • Недоразвитость эмпатии.

Эгоцентричность и общий низкий уровень интеллектуального развития хулиганов выражается в слабости их эмпатии или даже в ее отсутствии. Их поведение выражает признаки отсутствия способности к симпатическому сопереживанию. По этой причине хулиганы дают простор своим желаниям и прихотям, совсем не учитывая нужды других. Хулиганы готовы причинить ущерб другому, лишь бы добиться собственных целей. Эгоцентризм, эгоизм и жестокость – в числе главных психических черт хулиганов-психопатов.

Одним из признаков недоразвитости эмпатии является отсутствие чувства вины и неспособность формировать прочные дружеские узы с людьми. На основе анализа конкретных случаев эти особенности психопатов показали У. и Дж. Маккорды и другие исследователи.

 

Атрибуция и «радиация агрессии»

Если у человека выраженный агрессивный характер, тогда у него нередко можно наблюдать явление, которое можно назвать «радиацией агрессии». Речь идет о следующем: человека фрустрирует фактор Ф1? и он отвечает на него физической или психической агрессивной реакцией. Но после этого он реагирует агрессией на целый ряд других раздражителей, которые одновременно или последовательно воздействуют на него. Это возможно лишь в том случае, когда новым раздражителям приписываются качества фрустраторов или аверсивных факторов и на них переносятся агрессивные установки личности.

Такая форма поведения, в виде цепи агрессивных действий, нередко наблюдается у хулиганов, психопатов и преступников, отличающихся общей антисоциальной направленностью. Данная форма агрессивного поведения под названием «генерализации реакции» известна психологам, но важно показать, что она является результатом работы таких фундаментальных психологических механизмов, как атрибуция и перенос, а последний, как известно, предполагает также замену объекта агрессии. В подобных случаях агрессивные реакции человека внешне разнообразны, но у них сходная мотивация – агрессивная и враждебная.

Данную концепцию желательно проиллюстрировать примерами тех агрессивных индивидов, которые за короткое время совершают ряд вредных, антисоциальных действий. Из уголовной хроники нетрудно найти соответствующие примеры. Это явление так называемой одновременной последовательности. Оно подробно исследовано и в лабораторных условиях с применением методики Басса. Склонные наказывать других люди проявляют данное свое качество везде, где это возможно и не чревато для них вредными последствиями. Люди данного типа одинаково часто проявляют как физическую, так и вербальную агрессию. Исследования, проведенные среди младших школьников, как в США, так и в европейских странах, показали, что дети, часто нападающие на своих сверстников физически, так же часто оскорбляют их словами.



Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
наверх