Russian English French German Italian Spanish
Дезадаптация: психосоматическая, социальная
Прочие
Дезадаптация: психосоматическая, социальная

Дезадаптация: психосоматическая, социальная.  Адаптационные ресурсы личности

 

 

В современных условиях развития российского общества на фоне общей тенденции сокращения количества и ухудшения качества человеческого капитала ценность жизни и здоровья человека возрастает. Общество и государство заинтересованы сохранить и улучшить здоровье человека как один из его базовых ресурсов. Поэтому изучение механизмов и закономерностей адаптации и дезадаптации человека в разнообразных социальных и экономических условиях приобретает все большее значение.

 

Психологическая адаптация – это сложное и неоднозначное понятие, за которым может стоять кратковременный процесс адаптации в контексте поведенческой реакции или поступка, более длительный процесс, характеризуемый как состояние адаптации, и, наконец, динамическая интегральная характеристика личности, в которой представлена способность к приспособлению к кардинально меняющимся условиям. Дезадаптация как процесс означает снижение адаптационных возможностей человека в условиях среды жизнедеятельности или в определенных стрессогенных ситуациях. Она может проявляться в течение определенного времени и привести к различным негативным последствиям. Длительная дезадаптация для человека чревата формированием непродуктивных установок и тревожности, социальными конфликтами. Анализ динамических характеристик адаптационных процессов следует сочетать с изучением структурных, уровневых характеристик. Поскольку личность выступает как обобщенная и устойчивая целостность психических свойств и процессов, обнаруживающая себя в самых разных проявлениях активности, то именно на личностный уровень и проецируется дефицит адаптации как биологического, так и социального уровней.

Дезадаптация: психосоматическая, социальная1

 

Отвечая на неопределенность, стрессы, фрустрирующие факторы социальной среды на всех уровнях организации, человек по-разному анализирует их последствия. Нагрузка по преодолению стресса ложится на организм, вследствие чего страдает здоровье, и влечет за собой дезадаптацию, которая проявляется, прежде всего, в нарушении социальных связей и отношений. Так, например, сложный социопсихический феномен безработицы следует рассматривать не только на макро- и микросоциальном, но и на личностном и даже психосоматическом уровнях. А.Н. Демин приводит убедительные доказательства об уровневом строении психологических эффектов безработицы. Однако сочетание психосоматического и личностного уровней анализа феномена безработных остается недостаточно разработанным направлением междисциплинарного взаимодействия, тогда как необходимость такого рода исследований очевидна и объясняется, в частности, высоким риском психосоматических заболеваний среди безработных. В свою очередь попытки анализа психосоматического расстройства личности без учета социально-психологического контекста не всегда конструктивны. Дезадаптивное поведение личностей с психосоматическими расстройствами бывает следствием психологической реакции на стрессы и конфликты разного уровня организации, а также конфликта между мотивами и ценностями, в результате которого возможна замена удовлетворения потребности на ее блокирование. Такие динамические образования направленности личности, как мотивы и ценности, формируются в обществе, тесно связаны с характеристиками микросоциума и могут рассматриваться как личностный потенциал адаптации к рыночным условиям, ее адаптационный ресурс.

Таким образом, целесообразно осуществление эмпирического поиска общих и особенных черт дезадаптации на разных уровнях ее организации с использованием анализа адаптационных механизмов и относительно динамичных личностных образований.

В отечественной литературе механизмы психологической защиты и механизмы совладания рассматриваются как важнейшие формы адаптационных процессов индивида. Копинг-стратегии определяются как механизмы, опосредующие связь между стрессогенным событием и стрессорной реакцией и, в конечном счете, определяющие степень адаптации индивида к ситуации. В целом копинг-поведение – это стратегии действий, предпринимаемые человеком в ситуациях психологической угрозы физическому, личностному или социальному благополучию, осуществляемые в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах функционирования личности и ведущие к успешной или менее успешной адаптации. Психологическая защита является одним из важнейших звеньев адаптационного процесса и рассматривается как более ранний и устойчивый, чем копинг, базисный конструкт, формирующийся на основе типологических свойств и эмоционально-динамического паттерна личности. По мнению А. Фрейд, механизмы защиты следует рассматривать как перцептивные, интеллектуальные и двигательные автоматизмы разной степени сложности, возникшие в процессе непроизвольного и произвольного научения. Защитные механизмы личности представляют собой продукты развития и научения, действующие в подсознании, они автоматически запускаются в ситуации конфликта, фрустрации, стресса. Их функцией является снижение эмоциональной напряженности до того, как изменится ситуация. Набор защитных механизмов индивидуален и характеризует уровень адаптированности личности.

Дезадаптация: психосоматическая, социальная2

 

Таким образом, защитно-совладающее поведение, включающее механизмы психологической защиты и копинг-поведение, являющиеся важными и взаимодополняющими звеньями психологической адаптации, определяет успешность личностно-средового взаимодействия. Следует учитывать и обратный процесс – влияние дезадаптации, в частности психосоматической болезни, на стиль поведения и жизненные установки: в результате болезни у человека изменяется его отношение ко всему, что его окружает, меняются поведение, эмоции и когнитивная переработка информации. В связи с развитием многих заболеваний, так или иначе меняется вся система ценностей человека. Болезнь может изменить отношения и перспективы жизни человека, характер его ориентации на будущее.

Очевидно, что рассматривать защитно-совладающий стиль человека целесообразно с позиций его внутреннего мира и прежде всего ценностей. На важность изучения совладания через призму ценностно-смысловой сферы личности указывали Л.И. Анцыферова, Л.А. Коростылева и др. Именно ценности рассматриваются как внутренний стержень культуры, концентрированное духовное выражение потребностей и интересов социальных общностей. Они играют интеграционную роль в формировании любой этической системы и являются системообразующим фактором осознанной регуляции поведения и деятельности личности.

 

Новый подход к изучению проблемы

Была предпринята попытка сочетания личностного и сравнительного подходов в изучении адаптационных ресурсов у лиц с соматической и социальной дезадаптацией, выявления специфики защитно-совладающего стиля у представителей этих групп. Прикладная значимость такого подхода состоит в расширении возможностей диагностики и консультирования благодаря новому представлению о том, как применяются копинг-стратегии и механизмы защит в комплексе с мотивационным компонентом и ценностно-смысловой сферой на двух уровнях – социальной и психосоматической адаптации.

Исходя из основной задачи данного исследования, которая состояла в сравнительном анализе системы отношений личности и ее адаптационных механизмов у лиц с психосоматической и социальной дезадаптацией, были обследованы две основные группы испытуемых и одна контрольная. Всего в исследовании приняли участие 165 человек.

  • Первая группа – испытуемые с психосоматической дезадаптацией, в качестве которых выступили больные, страдающие гипертонической болезнью I и II стадии.

  • Вторая группа – безработные, т.е. личности, находящие в кризисе занятости и, таким образом, переживающие социальную дезадаптацию.

  • Контрольная группа состояла из государственных служащих, которых допустимо рассматривать как «норму» в соотношении с основными группами.

Сравнение с первой группой допустимо, так как испытуемые из контрольной группы регулярно проходят медицинский осмотр и считаются условно здоровыми. Социально-экономический статус, социальная защищенность, гарантированный заработок испытуемых из контрольной группы допускают их сравнение в качестве «нормы» с испытуемыми второй группы.

Дезадаптация: психосоматическая, социальная3

 

Методический инструментарий был представлен двумя блоками:

  1. методы изучения адаптационных механизмов;

  2. методы изучения ценностно-смысловых и мотивационных особенностей.

Для исследования совладающего поведения использовали методику Р. Лазаруса. Для диагностики механизмов психологической защиты применяли опросник «Индекс жизненного стиля», разработанный Р. Плутчиком, Г. Келлерманом и Х. Конте в 1979 г.

В качестве метода исследования ценностно-смысловой сферы личности использована авторская методика О.С. Дейнеки, предполагающая ранжирование испытуемыми сфер отношения личности по степени значимости и по степени связанной с ними тревоги. Таким образом, первый список диагностирует ценностно-смысловые приоритеты личности, а второй список предоставляет информацию о проблемных зонах в той же системе отношений.

Выполненное исследование показало, что ведущими копинг-стратегиями для всех групп испытуемых являются «планомерное решение проблемы» и «положительная переоценка». Это позволяет говорить о том, что большинство испытуемых независимо от состояния здоровья и социального статуса склонны использовать в преодолении различных жизненных трудностей, прежде всего, активные проблемно-фокусированные стратегии совладания. Также часто люди в зрелом возрасте используют когнитивные стратегии совладания, предполагающие мысленную проработку и обесценивание значимости травмирующих событий путем сохранения позитивного взгляда на происходящее или поиска какого-то «смысла», «скрытого значения». Это соотносится с нормативными данными, собранными на большой выборке респондентов разных возрастных категорий, свидетельствующими о том, что с возрастом у человека наблюдается тенденция усиления созерцательного отношения к происходящим событиям: появляется способность к «философскому» взгляду на жизненные трудности.

В группе больных ГБ в отличие от группы условной нормы значительно чаще использована копинг-стратегия «принятие ответственности». В группе безработных статистически достоверно чаще по сравнению с двумя другими группами использована копинг-стратегия «бегство». В большинстве ситуаций копинг «бегство» является неконструктивным, дезадаптивным способом разрешения жизненных трудностей и проблем. Как показало исследование, он специфицирует группу безработных испытуемых.

При исследовании механизмов психологической защиты было выявлено, что для большинства здоровых работающих людей «отрицание» является одним из доминирующих механизмов психологической защиты личности.

В группе больных ГБ выраженность большинства защитных механизмов оказалась достоверно ниже нормативных показателей. Это указывает на слабость психологической защиты личности, неспособность противостоять условиям действительности и определяет высокую уязвимость испытуемых данной группы в стрессовых ситуациях. Для безработных в качестве ведущего механизма защиты выступил механизм «вытеснение». В структуре психологических защит безработных испытуемых также доминирует «отрицание». Выше нормы в группе безработных представлен механизм защиты «реактивные образования». Существенно ниже нормы у безработных выражены такие защитные механизмы, как «компенсация», «интеллектуализация», а также «проекция» и «замещение».

Дезадаптация: психосоматическая, социальная4

 

Таким образом, характеризуя в общих чертах защитно-совладающий стиль дезадаптированных респондентов, можно отметить следующее. Дезадаптированные на психосоматическом уровне личности характеризуются слабостью защиты Эго, что в свою очередь обусловливает хроническое беспокойство и напряжение. В копинг-поведении больные ГБ отличаются чрезмерной активностью, суетливостью и склонностью к самообвинениям, легко принимают на себя ответственность за большинство событий, напряженно ищут возможность загладить ошибки. Данный стиль реагирования на стресс и разрешения проблем связан с высоким уровнем внутреннего эмоционального напряжения и во многом способствует развитию соматических нарушений. Социально дезадаптированные лица характеризуются высоким уровнем вытеснения неприятной или травмирующей информации, склонностью к игнорированию вызывающих тревогу обстоятельств с целью сохранения и поддержания устойчивой самооценки. С одной стороны, это позволяет личности сохранять внутреннюю психическую целостность и гармонию, но с другой – мешает адекватно воспринимать окружающих, оценивать сложившиеся обстоятельства и препятствует выработке дальнейшего эффективного совладающего поведения, способствующего разрешению проблем. Копинг-поведение безработных испытуемых характеризуется повышенной приверженностью к избеганию решения проблем. Для них также свойственно умение обесценивать значимость событий, находить в них положительные стороны, что позволяет сохранять оптимизм в большинстве жизненных ситуаций.

Итак, в исследовании обнаружены как общие черты, так и яркое своеобразие проявления защитно-совладающего поведения в сравниваемых группах. Прежде всего, обращает на себя внимание выявленный в обеих группах дезадаптированных лиц дефицит актуализированных психологических защит, которые могли бы способствовать активации и мотивированию личности к более адекватной адаптации в современных условиях.

 

Проблемные зоны системы адаптационных процессов

Проблемные зоны в системе адаптационных процессов у больных ГБ проявляются в избыточном использовании копинга «принятие ответственности» на фоне существенно пониженного уровня механизмов психологических защит. Данный копинг в некоторых случаях может рассматриваться как конструктивное поведение, но не является оптимальным, так как требует от личности высокой психологической цены для обеспечения выбранной стратегии. В группе безработных защитно-совладающий стиль характеризуется повышенной приверженностью к «бегству» и высоким уровнем вытеснения неприятной или травмирующей информации. Явно неконструктивное с социальных позиций поведение является при этом «охранительным» для личности и в этом смысле оптимальным, но на короткий период времени.

Дезадаптация: психосоматическая, социальная5

 

Поскольку в каждой стратегии совладания заложено определенное отношение человека к миру, в задачу входило исследование ценностно-смысловой сферы личности испытуемых через их отношения с разными сторонами микросоциума. Исследование наиболее важных, значимых сфер субъективного жизненного пространства испытуемых усиливалось за счет выделения ими сфер тревоги и опасений. Обратимся к данным методики ранжирования значимых и тревожащих сфер жизнедеятельности в исследуемых группах.

Приоритетной сферой по значимости и степени тревоги во всех группах испытуемых выступила сфера отношение к родителям. Возраст обследуемых приходится на период кризиса сорокалетних, в который родительская тема не может не беспокоить. Родители в пожилом возрасте актуализируют не только ответственность у своих уже зрелых детей, для которых приближается цикл, завершающий жизненный путь, но и понимание того, что они остаются детьми до тех пор, пока живы их родители, что только в глазах родителей человек сохраняет свою ценность независимо от обстоятельств, остается навсегда незаменимым, неповторимым. Таким образом, сфера отношения с родителями в кризисе сорокалетия может быть ресурсом адаптации.

Другой и значимой, и тревожащей сферой в группе условной нормы является отношение к любви. В любви как в источнике молодости и вдохновения многие личности в период кризиса данного возраста также пытаются найти ресурс адаптации. Высокое ранговое место занимает и сфера отношение к себе.

В группе условной нормы сферы значимости и тревоги пересекаются в меньшей степени, чем в группах с социальной и психосоматической дезадаптацией. Это может свидетельствовать об относительном благополучии лиц из группы условной нормы во многих сферах жизни, поддающихся контролю личности.

В группе психосоматических больных самыми значимыми сферами жизни наряду с отношением к родителям оказались отношение с супругом, отношение к себе и отношение с детьми, а также переживание ситуации в государстве. Если сравнивать с данными условной нормы, то для больных ГБ статистически достоверно важнее отношение с супругом, отношение с детьми и ситуация в государстве. При этом обремененными фрустрацией, тревогой и напряжением значительно в большей степени являются сферы отношение с супругом, отношение к себе и отношение с детьми.

В группе социально дезадаптированных лиц самые значимые сферы бытия – отношение к родителям, отношение с детьми, ситуация в государстве, отношение к любви. Важное место также занимает сфера отношение к деньгам. Для безработных сферами бытия, связанными с главными интересами, центральными устремлениями личности, значимость которых статистически достоверно выше, чем в группе условной нормы, являются ситуация в государстве, отношение с детьми, отношение к деньгам. Тревожащая сфера безработных в первую очередь связана с отношением с детьми и в меньшей степени – с отношением к свободе.

Оба рассматриваемых варианта дезадаптации обременены тем, что темы бытия, обладающие высокой личностной значимостью для испытуемых, напряжены, связаны с беспокойством и стрессом. Сферы тревоги и значимости в обеих группах пересекаются, что подтверждает неблагополучие, конфликтность значимой сферы. Статистически достоверные различия между больными ГБ и безработными позволяют уточнить специфику проблемных зон их ценностно-смыслового поля. Для психосоматических больных по сравнению с безработными намного важнее и беспокойнее сферы отношение с супругом и отношение к себе. В группе безработных более важными, чем для психосоматических больных, являются отношение с начальством, ситуация в государстве, отношение к деньгам и отношение к любви. С большей тревогой безработные относятся к сфере возможных взаимодействий с коллегами и к ситуации в мире. Таким образом, для больных ГБ характерно доминирование «горизонтальных» конфликтов – переживание семейных и внутриличностных проблем, а у социально дезадаптированных личностей ценностно-смысловое поле обременено еще и «вертикальными» конфликтами, а именно:

  • в системе «работник - начальство»;

  • «гражданин - государство»;

  • «я - мир».

Корреляционный анализ позволил установить разнообразные взаимосвязи особенностей ценностно-смысловой сферы и характеристик адаптационного ресурса личности. Обобщая его результаты, можно говорить, во-первых, о том, что бессознательные механизмы защиты Эго во многом определяют структуру и иерархию ценностей и отношений личности. Во-вторых, выбор того или иного способа поведения в ответ на стрессовое воздействие базируется на иерархии смысловых и ценностных конструктов личности. Более того, адекватно осуществляемое сознательное копинг-поведение поддерживает и укрепляет имеющуюся ценностно-мотивационную структуру. Если же копинг-поведение не адаптивно, то образуются тревожащие, проблемные зоны в системе отношений личности, которые определяют потенциальные или актуальные конфликты личности.

Дезадаптация: психосоматическая, социальная6

 

Выявлена специфика проблемных зон ценностносмыслового поля у представителей сравниваемых групп. Для больных ГБ характерно переживание супружеских отношений и внутриличностных проблем. У социально дезадаптированых личностей ценностно-смысловое поле в большей степени обременено переживаниями в системе отношений «работник - начальство», «гражданин - государство», «я - мир».

Результаты корреляционного анализа подтвердили взаимосвязь особенностей внутреннего мира личности и защитно-совладающего стиля. Анализ полученных корреляционных связей может быть полезным консультанту в выявлении причин и проблемных зон на разных уровнях дезадаптации, которые определяют потенциальные или актуальные конфликты личности.



Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
наверх