Russian English French German Italian Spanish
Визуальное внимание ребенка
Прочие
Визуальное внимание ребенка

Визуальное внимание ребенка. Предпочтение привлекательных лиц

 

 

В первые два месяца визуальное внимание ребенка сосредоточено на том, где объекты находятся в мире. Дети сканируют мир вокруг себя, конечно, не очень гладко или эффективно, но, тем не менее, постоянно и даже в темноте. Это общее сканирование продолжается до тех пор, пока они не приходят к осознанию контраста резкий свет/темнота, что обычно означает границу объекта. Если ребенок однажды обнаруживает такую границу, он прекращает поиск и перемещает глаза вдоль и вокруг границы. Движения также привлекают внимание ребенка в этом же возрасте, поэтому он будет смотреть на предметы, которые движутся, а также на предметы, имеющие четкий светотеневой контраст.

 

Эти правила меняются в период между 2 и 3 месяцами, возможно, потому что кора головного мозга на этом возрастном промежутке более хорошо развита. Примерно к этому времени внимание ребенка переключается, и его уже интересует не где объект находится, а что это за объект. Другими словами, ребенок переходит от стратегии преимущественного определения положения предметов к стратегии преимущественного распознавания предметов. Дети этого возраста начинают активно сканировать по поверхности всего предмета, а не фиксируются на границах. В результате они проводят больше времени, рассматривая внутренние признаки конкретного предмета или ряда предметов, и поэтому способны лучше распознавать объекты.

Визуальное внимание ребенка1

 

Что удивительно в этом сдвиге, так это количество деталей, на которые младенцы способны реагировать и которые могут различать. Они замечают, расположены ли две картинки горизонтально или вертикально, они могут установить различия между картинками с двумя и тремя предметами и четко распознают паттерны, даже такие исключительно абстрактные, как «большой предмет над маленьким».

Эти наблюдения особенно хорошо иллюстрирует одно раннее исследование из работы Альберта и Роуз Карон, которые использовали стимулы в эксперименте на привыкание. Детям впервые показывали серии картинок, наподобие тех, что обозначены как обучающие стимулы. Стимулы были расположены в определенном порядке. После того как ребенок прекращал интересоваться этими обучающими картинками, затем показывали каждому ребенку два проверочных стимула: один, который имел такой же паттерн, как и обучающий стимул и другой, который содержал другой паттерн. Дети в 3 и 4 месяца демонстрировали возобновленный интерес к стимулу В, но не к стимулу А что указывает на то, что они обращают внимание на паттерн, а не только на отдельные стимулы привыкания), Карон и Карон показывали ему другую картинку, на которой был изображен либо такой же паттерн, либо другой. Если ребенок действительно выработал реакцию привыкания к паттерну на исходных картинках, он покажет лишь небольшой интерес к стимулам, подобным проверочному стимулу А, но он возобновит утраченный интерес к проверочному стимулу В. Карон и Карон обнаружили, что 3-4-месячные дети реагировали точно так же. Поэтому даже в младенческом возрасте дети обнаруживают и различают паттерны, а не только отдельные стимулы.

 

Восприятие лица: пример реакции на сложный паттерн

Исследователей, изучающих особенности восприятия младенцев, всегда особенно интересовал вопрос, как ребенок воспринимает лица. Причина этого интереса кроется не только в очевидной связи этого вопроса с детско-родительскими отношениями, но и в высокой вероятности того, что наличие встроенного предпочтения лиц или форм наподобие лица – это вариант теперь уже известной темы нативизма/эмпиризма. После 30 лет исследований психологи еще не получили всех ответов. Более того, исследования все время преподносят новые сюрпризы. Вот пример того, что психологи считают известным в этой области.

  • Во-первых, существует лишь небольшое указание на то, что лица являются областью исключительного интереса для младенцев, и ранние предположения многих нативистов не получили подтверждения. То есть дети не всегда предпочитают смотреть на лица, а не на другие сложные картинки.

  • Во-вторых, среди лиц дети явно предпочитают одни другим. Они предпочитают привлекательные лица, это выглядит так, как будто ребенок с самых первых часов жизни предпочитает лицо матери. Этот факт мог бы стать большим сюрпризом для психологов, хотя для многих, возможно, никакого сюрприза в этом нет.

Визуальное внимание ребенка2

 

В течение многих лет психологи повторяют друзьям и родственникам, что четкие экспериментальные данные свидетельствуют о том, что дети не могут узнавать лица своих матерей по крайней мере до 1 или 2 месяцев, но могут мгновенно узнать мать по звуку или запаху. Но никто из родственников или друзей не верит в это; они говорят: «Мне все равно, что говорят исследования. Я знаю, что мой ребенок сразу же мог узнавать мое лицо». Действительно, это выглядит так, как если бы они были правы, а старые исследования ошибались.

Некоторые исследования, проведенные в последнее время, подтверждают эти данные. Одной из самых информативных и четких работ в этой области является исследование Гэйл Уолтон и ее коллег. Уолтон записывала на видеопленку лица 12 матерей новорожденных и затем соотносила каждое из этих лиц с лицом другой женщины, у которой цвет лица, волос, глаз и прическа были такими же, как и у матери. Каждому ребенку предъявляли одну картинку посредством модифицированной техники предпочтения. Дети могли продлить предъявление картинки посасывая пустышку. Экспериментатор мог затем подсчитать, как часто дети совершали сосательные движения для того, чтобы удержать предъявление фотографии матери, по сравнению с частотой сосания при предъявлении фотографии другой женщины. Оказалось, что дети, которым от роду 1 или 2 дня, предпочитали смотреть на своих матерей. Уолтон также получила определенную предварительную информацию, суть которой сводилась к тому, что дети не различают или не выбирают лица своих отцов в таком раннем возрасте даже в тех случаях, когда отец проводит больше времени с ребенком, чем мать.

 

Предпочтение привлекательных лиц: исследования Ланглойс

Множество исследований, посвященных особенностям восприятия у младенцев, в настоящее время склоняется к выводу о том, что гораздо больше способностей и предпочтений оказываются врожденными, чем специалисты считали ранее. Среди новых работ одной из самых удивительных и интригующих считается исследование Джудит Ланглойс, посвященное восприятию младенцами привлекательных лиц. Ланглойс обнаружила, что уже 2-месячные дети будут смотреть дольше на лицо, которое взрослые считают привлекательным, чем на лицо, которое взрослые расценивают как менее привлекательное.

В первом исследовании из этой серии Ланглойс и ее коллеги протестировали 2-3-месячных и 6-8-месячных детей. Каждому ребенку, пока он сидел на коленях у матери, показывали пары цветных слайдов 16 взрослых женщин европейской внешности. Половина из этих женщин оценивалась взрослыми как привлекательные, половина – как непривлекательные. В каждом испытании ребенок видел на экране два слайда одновременно, причем каждое лицо было примерно естественной величины. Экспериментатор смотрел через отверстие в экране и подсчитывал количество секунд, в течение которых ребенок смотрит на каждую картинку. Ребенку предъявляли пары двух привлекательных лиц, двух непривлекательных лиц и смешанные пары. В последнем случае даже 2- и 3-месячные дети смотрели дольше на привлекательные лица.

Визуальное внимание ребенка3

 

Одна из замечательных черт этого исследования заключается в том, что исследователи использовали множество привлекательных и непривлекательных лиц. В своем последнем исследовании Ланглойс внесла еще большее разнообразия, используя картинки белых женщин и мужчин, а также лица афроамериканских женщин и лица детей. Но снова она обнаружила, что из всех пар лиц дети смотрели дольше на те, которые были отнесены взрослыми к разряду привлекательных.

В другом исследовании, посвященном той же теме, Ланглойс изучала взаимодействие годовалых детей со взрослыми, которые надевали привлекательные или непривлекательные маски. Она обнаружила, что начинающие ходить дети демонстрировали больше позитивных эмоциональных реакций, меньше реакций избегания и большую вовлеченность в игру с незнакомым человеком в привлекательной маске. Эти же годовалые дети с большей охотой играли с привлекательными, чем с непривлекательными куклами.

Трудно представить, какой вид приобретенного опыта мог бы объяснить подобное предпочтение в 2-месячном возрасте. В самом деле, эти данные позволяют предположить, что существует врожденный критерий для «правильной» или «желательной» формы и конфигурации у представителей нашего биологического вида и что мы просто предпочитаем те образы, которые лучше соответствуют этому критерию. Действительно, в поддержку этого предположения Ланглойс обнаружила, что лица, которые дети считают наиболее привлекательными и предпочитают рассматривать, являются лицами, представляющими, если можно так выразиться, среднее математическое человеческих лиц, T. e. это лица, которые отличаются строгой симметрией и правильностью. Эти предпочтения оказывают реальное влияние на способы взаимодействия родителей и младенцев, на оценку и поведение учителей, других взрослых и сверстников по отношению к привлекательным и непривлекательным детям. Например, Ланглойс и ее коллеги обнаружили, что матери тех младенцев, которых жюри оценивает как наиболее привлекательных, демонстрируют больше любви и внимания по отношению к новорожденным по сравнению с матерями тех младенцев, которые были оценены жюри как менее привлекательные. Ланглойс также обнаружила, что, по данным многочисленных исследований, привлекательные дети оцениваются как более компетентные, лучше приспособленные и более социально привлекательные. Они имеют меньше негативных и больше позитивных взаимодействий со сверстниками и взрослыми и получают больше внимания и поддержки. В общем и целом результаты Ланглойс поднимают целый пласт волнующих и сугубо практических вопросов.

Визуальное внимание ребенка4

 

Это поразительные данные. Очевидно, что ребенку приходится узнавать черты лица матери в первые часы после рождения. Но как же такое возможно? Может быть, происходит запечатление первого лица, которое ребенок видит после рождения? Если это так, то тогда на данный процесс должна оказывать влияние процедура рождения или количество контактов, которые ребенок имел с различными людьми. В частном госпитале, где родились испытуемые Уолтон, дети проводят около часа со своими матерями сразу же после рождения, даже когда роды осуществляются посредством кесарева сечения, поэтому лицо матери – это обычно первое лицо, которое видит ребенок. Было бы очень интересно узнать, можно ли получить аналогичные результаты, если первым лицом, какое увидит ребенок, будет лицо другого человека, или в том случае, если мать и младенец проведут вместе только момент после родов. Как это часто бывает, данное исследование отвечает на один вопрос, но гораздо больше вопросов поднимает.

Помимо вопроса о предпочтении исследователям также придется ответить на вопрос, на что дети смотрят, когда сканируют лицо. Создается впечатление, что дети до 2-месячного возраста смотрят в основном на абрис лица. Это предположение подтверждается результатами исследования Паскалиса и его коллег, продемонстрировавшими, что новорожденные не могут отличить лицо матери от лица незнакомой женщины, если ее волосы были закрыты. После 4 месяцев, однако, покрытые волосы не влияли на способность ребенка узнавать маму. В общем, дети начинают фокусироваться на чертах лица, особенно глазах, примерно в 2-3 месяца – это еще один пример базовой смены правил в 2 месяца.



Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
наверх